chispa1707 (chispa1707) wrote,
chispa1707
chispa1707

Categories:

Ветлужские были

Девушка из Медвежьего угла

«Город Ветлуга, как и все северные районы Горьковской области, лет 50 тому назад считался «Медвежьим углом». Это потому, что там были глухие леса, тянувшиеся на сотни километров, и в них, конечно, водились медведи. «Медвежьим углом» звали Ветлужский район ещё и потому, что народ там, особенно жители деревень были  малоразвиты, т.к. не было поблизости железных дорог. Только Северная железная дорога со станциями Шарья и Мантурово проходила в 60-80ти километрах от уездного города Ветлуги. А до Уреня Горьковской железной дороги было километров 50, но шоссе ещё тогда не было. Селенья были редки, порой километров 30 надо проехать от деревни до деревни лесом. Так же были редки школы и больницы. В первые послереволюционные годы, когда начали открывать школы и медпункты, появилась потребность и в кадрах. Набирали девушек для работы медсёстрами даже из захолустных деревень, лишь были бы грамотные более или менее.

  Так вот в году 1925м поехала в областной город группа девушек, человек 6, учиться в медицинское училище. Была среди них одна девушка, Маня Куранова звали её, из деревни. Она не только не видала поездов железной дороги, да и много чего другого не видала. Была она неначитанная, малоразвитая, а так, «простенькая», как говорят у нас об таких. Была и городская  девушка Оля, развязная, бывалая. Едут они на лошадях к станции железной дороги. Едут и поездом и день, и два. Подъезжают наконец к Волге. Маня не отходила от окна, всё ей было ново, интересно. Увидела Волгу, удивилась: «Девочки, смотрите, мы опять к реке Ветлуге приехали». А Оля ей говорит: «Что ты, дурочка (это слово в их местах часто употребляется не в обидном смысле, а даже в ласкательном), это Волга». Переехали мост, едут в Канавинском районе, а Маня опять: «Смотрите, смотрите! Телега на колёсах, а без лошади едет!» Опять Оля ей отвечает: «Да это автомобиль, глупая». Дали им в общежитии комнату,  на всех одну. Устроились, написали письма родным, так и так, мол, доехали благополучно. Распределили обязанности кому что делать: кому за хлебом идти, кому гладить. Мане поручили отнести письма, бросить их в почтовый ящик, который показали ей в окно: «Вон он, у соседнего дома». Подошла Маня к ящику, смотрит со всех сторон, и сверху, и снизу, понять не может, где дырка, куда письма бросать. Стоит в полной растерянности. Проходит мимо мужчина, она к нему с вопросом: «Господин хороший, где тут письма бросают?» Он показал ей на отверстие в ящике, открыл его: «Вот сюда и отпускают письма».

Прибрали всё к месту в комнате девушки и решили идти в баню. Разделись, взяли шайки, тазы, кому что досталось. Моются, намылили головы. А Маня всё ходит по бане со своей шайкой. Оля ей: «Манька, а ты что не моешься?» «А я не найду никак кадки с горячей водой». «Да вон краны, смотри, в одном горячая вода, в другом холодная, мойся поскорей!» Так её и приучали к жизни городской, натаскивали.

  Все они кончили школу, работали медсёстрами, и Маня тоже. Она изменилась, уже не такая наивная. И родина её уже не «медвежий угол» стала. Да и неудивительно, ведь уже больше 50 лет Советской власти, и культура проходит во все глубинки. Леса привели в порядок: произвели санрубки, и многие делянки выработали, провели просеки. И медведям не стало удобств, и их стало мало, а охотников много – истребили медведей. Они теперь стали редкостным зверем в Ветлужских лесах».

Записано Крук З.Ф., жительницей Ветлужского р-она

Нижегородской области со слов одной из шести девушек-медсестёр Л.А. Овчинниковой

предположительно в 70е г.г. ХХ века.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments