chispa1707 (chispa1707) wrote,
chispa1707
chispa1707

Categories:

Характер первой торговли

Начальная фаза торговли тщательно зафиксирована этнографами. Два племени, желающие поменять, скажем, рыбу на попугайские перья, поочередно приносят на границу владений тот излишек, которым располагают. Дистанция строго соблюдается - во избежание конфликта. Приходящий вторым кладет напротив чужой кучки столько своего, сколько считает справедливым, забирает чужое и уходит. Если первые довольны, обмен повторится. Если недовольны, эта проба становится неудачей, и обмены прекращаются, - пока снова не припрет. Так же поначалу менялись и с европейцами.

Меняются только чужаки, просто потому, что внутри союза племен обычно одинаковый уклад и необычного товара на обмен друг с другом просто нет. В том случае, если какое-то племя найдет нечто уникальное (например, соленое озеро), соль внутри союза поступает в общий котел, а вне - начинает выполнять роль товара на обмен. То есть, опять-таки - меняются на этой стадии торговли только чужаки.

Обмен рано или поздно становится нормой, и тогда устанавливаются взаимно приемлемые эквиваленты. Если какое-то племя или союз племен отыскал нечто уникальное или у него стабильно есть то, чего нет у соседей, обмен становится самостоятельной отраслью хозяйства. Наилучший товар - не еда. Причина проста: если племя не может себя обеспечить едой самостоятельно, оно просто вымирает и выпадает из обменного процесса. Плюс, племена не склонны добывать еды больше, чем надо, - это опасно для выживания. А вот заготовка соли, попугайских перьев и нефрита, изготовление тканей и примитичных красителей на выживание никак не влияет, а необходимо всем.

Как только заготовка товара на обмен становится нормой, появляется стабильный товарный излишек, и племя договаривается о праве на проход через чужие территории специально для торговли. И как только это право получено, происходит первая социальная революция - возникает каста торговцев; семьи, живущие не производством, а обменом.

ОБЩЕЕ У ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ И ТОРГОВЦЕВ
Общее - родоплеменной уклад, табуирующий для члена касты все иные занятия. Рыбак не станет рыбу солить, на это есть женщины, принадлежащие другой фратрии, для которой это занятие не запрещено обычаем. Солильщик не пойдет на рыбалку, иначе он может прозевать момент, и рыба подтухнет. И ни тот, ни другой не могут отправиться торговать рыбой - других дел полно. Перед нами первое и неизбежное разделение труда, и это разделение взаимно табуируется. Именно поэтому конкуренции нет - ни в рыбной ловле, ни в засолке, ни в торговле. Это отсутствие конкуренции принципиально и неотменимо.

ТО, ЧТО ОТЛИЧАЕТ ТОРГОВЦЕВ
У производителя ареал приложения труда очерчен племенными границами, а у торговца ареал сразу же не ограничен ничем. Да, торговец крепко рискует, но это на порядок большие возможности для приложения труда.
Производитель видит лишь тот набор возможностей, что есть в его ареале, и если здесь меди нет, то и представления о металлургии не возникает. Торговец видит на порядок большее разнообразие технологий.
Поскольку конкуренции нет, обменный эквивалент монопольно устанавливает торговец. Производитель имеет право не согласиться, но тогда торговец переместится на день пути дальше и поменяется с кем-то другим, а вот наоборот не бывает.
Именно торговец выстраивает первые международные отношения на рабочей основе. Племя-производитель очень редко выходит на переговорные процессы, обычно в случаях конфликта, а для торговца они становятся нормой быта.
Трудные годы крайне редко накрывают всех и сразу: если у охотников голод, то у рыбаков, скорее всего, все будет тики-так. Ясно, что эквиваленты меняются, но рулят этиими переменами именно торговцы.
Производитель, как правило, не создает товарных излишков - только те, которые гарантированно готов у него взять торговец. А вот торговца излишки не тяготят, а напротив - помогают; именно торговец - первый, кто начинает планировать будущее.
Производитель живет среди своих, а торговец - среди чужих, вынужденно формируя качественно иной уклад жизни - факториями, приспосабливаясь к иным языкам, иным понятиям, иным ценностям, иному быту.
Породнение с чужими племенами впервые возникает именно в касте торговцев, и именно эта каста впервые начинает оперировать династическими понятиями не в рамках племени, а в рамках реальных международных отношений

Хочу подчеркнуть, все это возникает сразу, на самом примитивном уровне обмена - задолго до появления первых признаков государственности. Более того, это возникает повсеместно, и те регионы, где каста торговцев появилась раньше, и стали задавать тон всем остальным. Хороший пример автохтонной касты торговцев - узбекские торговцы. Об этом не особо пишут, но надо понимать, что 95 % узбеков - потомственные дехкане, то есть, НЕ торговцы, а потому считать всю нацию склонной к торговле некорректно. Склонны к торговле именно те семьи, в которых торговля успела закрепиться в качестве традиции.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments