chispa1707 (chispa1707) wrote,
chispa1707
chispa1707

Categories:

Адреналиновые истории – 7. Новая конституция.

Оригинал взят у bioplant в Адреналиновые истории – 7. Новая конституция.
Оригинал взят у radmirkilmatov в Адреналиновые истории – 7. Новая конституция.
Сентябрь 1993.

О том, что вечером будет обращение Ельцина к народу, мы в редакции узнали за пару часов до эфира. Редакция бурлила: папа опять выпил? папа снова будет чудить?…
Выходки президента, его способность «отчебучить», выдать «загогулину», выйти за рамки протокола и испытать границы приличия на прочность – не были секретом, и журналисты о них сплетничали, как никто другой.

Словно отвечая на очевидный вопрос, справа от Ельцина в кадре стояла чашка, из которой во время эфира он демонстративно отпивал, словно намеренно подчеркивая трезвость и серьезность момента.
Президент зачитал указ, которым упразднял парламент. Тот самый, который сделал из когда-то опального регионального лидера – главу государства. Попутно он устранял свои обязательства перед ними… Совсем, как в кино про Африку или латиносов… Но дело было здесь... Те, кто шутил про «Верхнюю Вольту с ракетами», словно накаркали.

О том, что значат действия Ельцина – в парламенте прокомментировали открытым текстом и сразу. Однако то, что там говорилось, практически не обсуждалось ни по телевизору, ни в газетах. И слова про «государственный переворот» не получили резонанса.
Прошедший незадолго до того референдум о доверии не дал результатов. Точней – дал конкретный. Народ поддержал обе противостоящие стороны сразу, референдум подтверждал соревновательность двух ветвей власти. То есть, именно то, что является демократией.

Конфликт президента и парламента тогда уже набил оскомину. Мне довелось несколько раз быть в Белом доме, пока там располагался Верховный совет. Хасбулатов часто устраивал «разбор полетов» правительству по поводу провалов. Все казалось мрачным и рутинным. «Молодых реформаторов» представлял Сергей Глазьев. Потом он оказался в непримиримой оппозиции, а тогда в 36 лет был самым молодым в правительстве Гайдара. Хасбулатов и так был едким, а в роли учителя буквально издевался над некомпетентностью и беспомощностью молодых министров. Но Ельцин был слишком силен, чтобы признать поражение…

Как следовало ожидать, после объявления Указа о роспуске парламента – Ельцин исчез. «Запой», - успели привычно прокомментировать ситуацию журналисты… Об указе даже стали забывать…

В начале октября в Доме журналистов Гайдар устроил встречу правительства с лидерами российского бизнеса. Чтобы о встрече узнали, туда позвали журналистов. От нас послали меня. К тому моменту ельцинское правительство прошло в парламенте через несколько голосований о недоверии– и Гайдар стал лишь первым вице-премьером – под Черномырдиным. Однако распределение ролей было своеобразным. Формально Черномырдин рулил, но Ельцин слушал Гайдара и совсем не понимал Черномырдина. А Гайдара поддерживали и направляли заокеанские кредиторы и настоящие хозяева его правительства.
За круглым столом сидели руководители правительства, крупных банков, бирж, среди них выделялись Бендукидзе, Боровой, Смоленский, Немцов… Гайдар произнес несколько дежурных фраз – и журналистов попросили выйти.

«Деньги будет просить», – пронеслось среди журналистов. Однако дальнейшие события показали, что просили не деньги. Точней, не только деньги. Они готовили поддержку последующим действиям.
Мне приходилось видеть Гайдара раньше, но тогда я впервые увидел его вблизи, и не мог оторвать взгляд от рук, которые вице-премьер держал перед собой, и которые видимо от волнения, сильно дрожали.
Его ладошка была маленькой, дегенеративной, казалось способной пролезть в кефирную бутылку. Он ломал пальцами карандаш, карандаш выскальзывал, вице-премьер несколько раз поднимал его с пола, пропадая из видимости. Узкие глаза с жестким и очень недобрым взглядом бегали по сторонам. Тыквообразная голова покраснела, вспрела, лысина покрылась крупными каплями пота. И это впечатление сложилось еще до того, как он начал говорить, блеющим голосом, с неуверенными интонациями и причмокивая.

За дверями зала один из сопровождавших вице-премьера помощников сделал коллеге с радио недвусмысленное предложение. Почему запомнилось? Из-за скабрезности вопроса и ревности: мне же подобного не предлагали… )) Но не стоит путать адреналин с блядством.
Когда сейчас деятелей украинского правительства укоряют в сексуальных отклонениях, редко вспоминают, что подобные перверсии случались в первом российском правительстве. И были еще как на виду… Почему? Наверно, потому, что такими людьми проще управлять. Их тайны являются гарантией исполнительности и лояльности… А куда могут завести других – те, кто ведут не вполне нормальную жизнь?


Через два дня, группа странных легко вооруженных людей открыто прошла через город – на штурм телецентра. Их возглавлял двинутый на всю голову депутат потешного вида. Именно он добровольно или поневоле оказался главным провокатором последующего развития событий…
Насилие определяется не только мотивами, но и результатами. В СМИ принято называть участников той пьяной атаки - «экстремистами». Скажу в их защиту, что насилия с их стороны, в отличие от оппонентов, оказалось намного меньше. Это было демонстративно, и слишком похоже на провокацию. «Кому выгодно», говорили древние.

На площади Моссовета в ту ночь Гайдар призывал простых москвичей защитить президента, демократию, реформы – и идти на штурм Белого дома. По слухам, там тоже обещали раздавать сторонникам автоматы. Уверен, что если бы простые москвичи понимали, в какое будущее вел толпу Гайдар, толпа разорвала бы реформаторов в ту же ночь… Но оболвание работало на полную мощность…
Запомнилась Ахеджакова. Она требовала штурмовать парламент за то, что эта она считала «свободой»… «Снова захотели СССР и дешевую колбасу?» - Кричала она в микрофон… Актер всегда более, чем убедителен. Но в желании иметь дешевую колбасу – нет ничего ненормального. Более того, желание иметь дешевую колбасу – более человеческое желание, чем иметь дешевую власть.
Иногда кажется, что искусство артиста – сильней любого дзюдо. И за применение этого оружия на простых людях – следует отвечать так же, как за нападение бойцовой собаки или преднамеренный огнестрел…


Вернувшись из редакции– домой, в общагу, я рассказал друзьям о том, что происходило… Обещали раздавать автоматы? – задумчиво переспросил Саня. Среди нас он глубже всех понимал, что такое «бизнес»…

В 11 часов вечера трое второкурсников оказались на Пресне…
Рядом с Белым домом было две тысячи человек. Стояли декоративные баррикады, валялось много мусора, стояли откровенно карикатурные персонажи в казацких куртках и папахах столетней моды. Какую угрозу они несли демократии? Самую страшную. Они были за другую политику, и подали голос…

Что ж ты русский паренек делаешь среди этих жидов?… заорала на одного из нас какая-то бабка. Кирюха, объективно говоря, действительно был самый русский среди нас. В роли «жидов» были Слава и Рад… Это нормально. В ту ночь на площади студенты МГУ представляли другую идею и, конечно, были скорей «жидами». К чему это? К тому, что среди толпы большинство составляли нормальные люди, но запоминаются всегда буйные.

Но буйность – это болезнь, а не преступление. Преступление - там, где насилие. И главный неправый был один. Тот, кто не выходя из запоев, довел страну до высшей степени нетерпимости и остервенения…

Народ менялся, толпа гудела, люди прибывали, конец сухого бабьего лета.
На козырек Белого дома, импровизированную трибуну, иногда выходили депутаты. Помню, как после криков начать раздавать защитникам Белого дома оружие, к микрофону подошел Бабурин. «Домой. – просто и внятно сказал он. - Идите домой! В кого вы собираетесь стрелять? в своих братьев?» В ту ночь его слова заставили замолчать и угомониться толпу…


Разжиться халявным оружием не удалось, и в два ночи мы решили вернуться в общагу… Наш рассказ вдохновил новую группу на поход к Белому дому с утра. Адреналин – он заразный… Поздней оказалось, что танки уже выдвинулись на Пресню.

Парни вернулись спустя сутки. Что произошло? Они встали рядом, спиной и молча спустили штаны. Их спины, задницы и бедра до колен были ровного, глубоко фиолетового цвета фиалкового оттенка. Сплошная гематома. Никогда ни до, ни после – я не видел синяков таких цветов и размеров.
Тем утром они передвигались с толпой зевак, несколько раз попали под обстрел и оказались в окружении у ОМОНа. Их согнали и прикладами положили ничком на стадионе… Как в Чили…
Сколько было трупов? Один сказал, что на его глазах пристрелили несколько десятков, а на стадионе он видел сотни убитых. Другой кивал головой в подтверждение. Неужели армия понимала, что делалет? Они, наверно, были пьяными или в обдолбанными – был ответ человека, который побывал в аду…

Так я тоже оказался в ряду провокаторов, из-за которого свои же парни едва не попали под пули. Когда замарался, других провокаторов понимаешь лучше…
О том, что происходило рядом с Белым домом, я рассказал в редакции. В СМИ эти свидетельства были никому не нужны.
Через несколько недель на выборах проголосовали за новый парламент и новую конституцию. Основной закон сварганили в рекордные сроки и приняли без обсуждения, без критики и поправок. Похожим образом колонизаторы спускают законы бестолковым туземцам. И диктаторы принимают законы под себя…


Выражением протеста в декабре стала грандиозная победа ЛДПР. «Россия, ты сдурела», – заорал в прямом эфире ТВ когда-то популярный публицист, подвизавшийся при военной хунте.
Но одурела не Россия.
Одурела ее элита…


Здравый смысл – редко бывает во всем здравым.
Шмотки, электроника, бытовые товары – нужны были всем, они получили свободный безналоговый вход в страну, и свои предприятия оказались неконкурентоспособны.
Из страны уходили все деньги, а в страну для повышения уровня жизни везли импорт. Не выдержав конкуренции, закрывались заводы, сотни тысяч ежегодно оказывались без работы. Вместо роста – уровень жизни в стране стремительно покатился вниз.
Парадокс, но иностранные кредиты не помогали, а еще сильней топили экономику.
Потом началась новая стадия приватизации, с освобождением новых собственников от социальных обязательств перед работниками, прежними хозяевами предприятий. Потом была фальсификация выборов, махинации с черным налом. Коробка из-под ксерокса, из-за которой сняли не попавшихся преступников, а тех, кто с ними пытался бороться.

Случается, когда «Теория заговора» может объяснить какую-то проблему – лучше, чем отсутствие Заговора. «Запад» с советниками и кредитами безусловно поддержал тех, кто работал против интересов страны. Кому нужно было сильное государство? Людям. Кому надо слабое государство, нарушивший законы президент и продажная власть? «Соседям»…

Время было странное. Президент, безусловно, оставался честным человеком. Ведь запой, самоуничтожение – это самая человеческая реакция на предательство и несправедливость.
Оказавшись заложником обстоятельств, человек сохранял человечность, только все больше ее теряя.
Когда вспоминаешь 90-е, передо мной встает опухшее лицо разбитого жизнью человека, которого слабости и пороки привели к верховной власти. А настоящая власть и ответственность за свои ошибки – оказалась не наградой, а наказанием.

Интересно вышло: чужая кара – а стала общей кармой.
бывает…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments