chispa1707 (chispa1707) wrote,
chispa1707
chispa1707

Categories:

Частная собственность-2

Попробую дорасковырять.

Почему купеческий семейный клан выгоден? Родственнику НЕКУДА украсть, - он всегда на виду.
То же касается цеха ремесленников. Если это цех, то на виду все - и сырье, и выход продукции.
То же - в сельских феодальных отношениях: ВСЁ можно проверить, все равно кто-то проболтается.

В надзорных органах нет необходимости, а значит, нет нужды и в государстве - вообще нет.
Не нужен кадастр, не нужна перепись, не нужен даже налог - перераспределение идет по статусу.
Система чрезвычайно устойчива, если возник конфликт, все Капулетти выходят мочиться с Монтекки.

На ранних этапах весь клан живет в городе в одном доме-крепости, кое-где такие даже сохранились.
Договоры заключаются между кланами. Городская власть это совет старших представителей кланов.
Пишут, что в Риме заседали патриции - типа сословие такое. Но Патриций это ОТЕЦ, т.е. главарь клана.

Как далеко могло зайти технологическое развитие такого общества? Очень далеко, препятствий нет.
Если городу нужен акведук, то главари собираются, скидываются и платят клану этрусков за работу.
Все кланы заинтересованы в процветании города и не заинтересованы в конфликтах и междуусобице.

Даже сейчас на Кавказе, в Средней Азии, Сирии, Ливии именно договоры кланов особенно надежны.
Гармонию нарушают внеклановые структуры, например, религиозные, в которых вера важнее родства.
Еще нарушают стабильность внешние торговые структуры: сегодня они здесь, а завтра закрылись - рынок.
Но главный конкурент кланов - государство.
Оно как бы говорит: Я буду содержать ваших стариков (за ваши деньги), воспитывать ваших детей и наказывать всех вас за нарушение МОИХ законов.
Понятно, что к такому всевластию государство пришло не сразу; был какой-то процесс развития.
Вряд ли совет афинских главарей нуждался в каком-либо царе.

Принципиальный "водораздел" пролегает между городом и селом.

В селе объединение племен через родство вождей происходит само и без особых препятствий.
Объединяемого имущества по факту нет, и конфликт не возникает. Общими становятся лишь границы.
При объединении племен на селе растет суммарная политическая власть верхушки в отношениях с соседями, и более - ничего.
Здесь уместен царь, уместна иерархия поколений и кланов, и здесь уже есть шаблон государства.
Шаблон государства: разобщенная собственность и объединенная политическая власть.

В городе объединение кланов почти невозможно, - придется объединять имущество, а это перспектива крупного конфликта.
В городе выгодно договариваться, а не объединяться. Потому что объединение не решает проблем, а договор решает.
Именно поэтому крестьянство изначально кланово-монархично, а город изначально кланово-демократичен.

Рано или поздно сельский царь поселится в городе. Например, потому, что за стенами его гарем в лучшей сохранности.
Как его примут цеховые и купеческие кланы? Осторожно.
Они четко дадут царю понять, что своих свобод не отдадут. Они ему не родня и, тем более, не младшая родня.
Возможен вариант успешного захвата города сельским царем. Тогда разговор сложится иначе, но не сильно иначе.
Есть общие правила, например, уважение к родо-племенной собственности - у обеих сторон. И этого не отменить.

ДЕМОГРАФИЯ И РАССЕЛЕНИЕ
До тех пор, пока земля не распахана целиком (а это 19 век), контроля за рождаемостью на селе нет и быть не может.
Чем больше крестьянская семья, тем больше работников, и тем семья богаче, сильнее и уважаемее. Земля-то общая...
Это ключевой момент: собственности на землю нет, и она осваивается по факту физической возможности ее освоить.

В городе иначе: кузнец может передать по наследству только свою кузницу, и она у семьи одна.
Десять кузниц не поставишь уже потому, что в цехах прогресс заметнее, чем на селе: богатство растет, а мощности - не особо.
И вот в городах контроль за рождаемостью нужен. Кузнец не обеспечит 18 наследников (а крестьянин обеспечит).

Для горожан есть лишь один выход - ставить выше по реке еще одну факторию и ссылать всех лишних наследников туда.
Никаких препятствий для этого нет, если сельский царь согласится. А он согласится, - чтобы посадить туда своего родича.
При этом городские кланы разделяются - у факторий возникает свое имущество, и функционально они от города-матки отделены.
А вот сельские кланы от переселения родичей царя в фактории не разделяются - земля-то вокруг факторий остается все та же.

ХРИСТИАНСТВО
Единобожие появляется в городах. Городские промыслы преимущественно мужские и патрилиейность наследования наковальни естественна.
Это происходит не сразу. Фуггеры (и еще тьма таких же) пришли к деньгам через брак. Но однажды цеха занимают ВСЕ свободные ниши.
И тогда встает вопрос о конкуренции.
Плюс, новые фактории постоянно вносят элемент дробления рода. А поскольку торгуют они с селом, то рано или поздно возникает конфликт.
И этот конфликт - не за производство внутри города, а за рынки между городами.

В селе ничего подобного нет: если крестьяне не продадут зерно, они его съедят. А вот кузнец съесть свои серпы не может; ему нужен сбыт.
И мастеровые всех городов и городков начинают сбрасывать цены.
В селе начнут сбрасывать цены лишь когда помещики переберутся в города и начнут соревноваться в роскоши, но это будет потом.
Пока соревнуются и так уже раздробленные мастеровые, и именно здесь нужна патрилинейность наследования.
Матриархальный род становится организационной помехой.

Происходит религиозный переворот.
Теперь мастеровой отдает все свое состояние старшему сыну. Старшему потому, что тот успевает набраться опыта (здесь надо время).
Поэтому мир в единобожных конфессиях не рождается, а создается - лепится из глины, собирается как часовой механизм и т.д.
Я хорошо запомнил секту лионских ткачей - для них Бог был - ткач.
И, кстати, не факт, что это был Иисус или Иегова. Не потому ли у Бога - тысячи имен?
Единобожие еще не означает одного Бога на всех. Поначалу это просто победа мужского Бога.

ХРИСТИАНСТВО. РЕФОРМА
Ясно, что сельские цари просекают фишку быстро. Патрилинейность и связанная с ней моногамия фиксирует их у власти навечно.
Цели города и села на этом этапе совпадают, но только на этом этапе. Горожане демократичны, а село тоталитарно - таков исторический расклад.
Где-то здесь и происходят Крестовые походы, и тысячи имен Бога сливаются в одно - имя победившей корпорации, неважно что это за корпорация.
Начинается истребление ересей - исключительно в городах. Потому что в городе за именем Бога стоит финансовый интерес конкретного клана.
В селе иначе. У них как не было ничего, окромя земли, так и нет.

И вот как только происходит всеобщая религиозная реформа, мы рывком попадаем в 19 век.
Власть оторвана от собственности, и нужен кадастр, нужна перепись, нужна постоянная армия и нужны налоги...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments