?

Log in

No account? Create an account

Рифму придумал
Веселый
chispa1707
Глазки - на лоб вылазки.

Новое
Веселый
chispa1707

МЕДНЫЙ ВСАДНИК ЭКВИВАЛЕНТА

 

Битва за товарные рынки, - это история передела денег и… одна из наименее доступных публике сфер. Как мне жаловался один из исследователей, найти исходную финансовую статистику (не толкования, а сами первоисточники) ранее 1880-х годов почти невозможно. Что ж, давайте проверим, насколько он прав, тем более что обрушившая как минимум одну империю, две Орды и Ганзею катастрофа 1707 года не могла не сказаться на деньгах.

Ниже график, показывающий упоминания о первых монетах нового типа, как медных, так и золотых и серебряных. Ясно, что моя база из 833 датированных событий не исчерпывает всей истории экономики, но основные события в ней зафиксированы.

 

 

Первое, что бросается в глаза, - полное отсутствие сведений о новых медных монетах за 112 лет: с 1696 года (первый медный шиллинг Курляндии) до 1806 года (первая медная монета Багамских о-вов). Модификаций уже известных монет (копеек, полушек и даже полтинников) хватает; нет именно НОВЫХ монет. Это весьма странно, поскольку новые золотые и серебряные монеты все это время вводятся непрестанно. Нет сведений только о «медных» нововведениях.

Причина проста: к акту первого введения медной монеты накрепко привязаны и медные бунты, а к бунтам – периоды голода и Черной смерти, а они отброшены в прошлое на многие сотни лет. То есть, в действительности сведения о введении медной монеты в прошлые эпохи должны примыкать к Багамскому пенни (1806), а значит, находиться в роковом XVIII веке – там, где на графике лакуна. Думаю, все медные бунты в Европе произошли одновременно, в 1758-1759 годах; именно на этот временной промежуток «медной инфляции» указывают реформы графа Шувалова.

 

ДАТИРОВАНИЕ МЕДНЫХ БУНТОВ

 

Главное правило менялы: монета стоит ровно столько, сколько стоит ее металл.

 

В 1748 году М. В. Ломоносов получил премию в 2000 рублей медными монетами общим весом 3,2 тонны (для вывозки премии понадобилось несколько подвод). И Михайло Васильевич даже не думал бунтовать. При цене красной меди 7 рублей 20 копеек за пуд, цена меди в полученной монете составила 10 рублей за пуд. Тогдашний «Минфин» заработал на чеканке 39 % - многовато, но терпимо.

А в 1757 году граф П.И. Шувалов предложил облегчить вес монеты до 16 рублей в пуде, то есть, завысить вдвое против цены. Указом от 21 июля 1758 года был создан Медный Банк, монеты на 2 млн. рублей развезли по городам, и в следующем 1759* году по всей России вспыхнули мятежи (т. н. бунты крестьян в монастырских и архиерейских владениях). Но… такие реформы не имеют обратного хода, а потому уже в следующем, 1760 году граф Шувалов предлагает довести объем облегченных медных денег до 16 млн. руб., а потом еще и переклеймить их с удвоением номинала. То есть, номинал был завышен в 4,5 раза, и была вброшена денежная масса равная 105 млн. месячных зарплат плотника.

 

* в 1759 году прошла масса мятежей, по всему миру. Думаю, косвенная причина – проход кометы Галлея и, наверняка, был очередной пик еще пока заметных колебаний Чендлера

 

Понятно, что никаких «медных бунтов» историки в эту идеально подходящую для них эпоху не знают. И крайне важно, что мятежи вспыхнули, прежде всего, во владениях Церкви. Монастыри, живущие натуральным хозяйством, должны были пострадать от гиперинфляции сильнее городов. Проигрывает ведь не тот, кто вбрасывает крапленые карты, а тот, кто вынужден их принимать.

 

БАНКНОТЫ И БАНКРОТЫ

 

Столь же ясная картина видна при сопоставлении сведений о банкнотах, банкротствах и биржах. На графике ниже хорошо видно, что сведений о государственных банкротствах между 1652 (Испания*) и 1811 (Австрия) годами попросту нет. Впрочем, там этих сведений и не должно быть, - государственное банкротство предполагает выпуск правительственных ценных бумаг, а их время придет лишь вместе с ассигнациями и биржами, и это – опять-таки вторая половина XVIII века.

 

* Испания пала жертвой чрезмерного удлинения истории, а потому пережила целых четыре летописных государственных банкротства: в 1575, 1607, 1627 и 1652 годах; остальная Европа в то время еще и понятия не имела, с чем это едят.

 

 

Впрочем, и с биржами, торгующими как раз бумагами на товар, а не самим товаром, не все ладно. Странным образом, в XVIII веке нет никаких сведений ни об испанских, ни о голландских биржах. Эти биржи торгуют в XIV-XVII веках, а в XVIII веке есть лишь две биржи – в Лондоне и России. Причем, российская биржа вроде как основана, а никаких сведений о ее деятельности нет. Почти то же и в Лондоне: то маклеры работают, то не работают, то у них любимое кафе сгорело, то король кому-то что-то запретил, а реальная статистика – и в Лондоне, и в России – начинается после 1760-х годов, одновременно с массовым введением в Европе бумажных банкнот. Здесь и государственное банкротство Австрии 1811 года на своем месте, - людям дали привыкнуть к новым, уже бумажным ценностям и довольно быстро начали эту привычку эксплуатировать. Все развивается абсолютно логично: сначала (до 1758 года) роль финансовой «гарантии» исполняет пусть медная, но монета, а затем (около 1760) и вовсе – бумага.

 

ВЕЛИКАЯ БАНКОВСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

 

Следующий график показывает, как долги помещиков переходили из рук ростовщиков в руки банкиров. Обратите внимание, последние ростовщики (в данном случае монастыри) упоминаются около 1650 года (ростовщики-евреи исчезают из истории еще раньше – в 1606 году). И вместе со сведениями о ростовщиках чудом исчезают и сведения о долгах помещиков и феодалов. Новый виток роста их задолженностей наступает лишь в первой половине XVIII века – вместе с массированным появлением банков. Судя по провалу в полстолетия, лишь с этого момента финансовая история более или менее реальна. Но сколько-нибудь устойчивый характер статистика займов обретает лишь после 1750 года. Это и есть время наступления новой цивилизации. И только здесь, между 1707 и 1757 годами могут находиться массовые репрессии ростовщиков, проведенные церковной инквизицией в сговоре с королями. Монахи еще не знали, что скоро наступит и их черед.

 

 

КАК ЦЕРКОВЬ ПРОИГРАЛА БАНКАМ

 

И, как итог, – свидетельства о конфликте церквей и монархий, завершившемся казнями наиболее упертых священников и… повсеместным церковным расколом. Да, как ни странно, статистика ясно указывает на то, что у религиозных расколов есть глубокие финансовые корни. На графике хорошо видно, что почти каждая серия сведений об отъеме имущества у Церкви (секуляризации) сопровождается появлением серий сведений о церковном расколе. А завершение процесса раскола приходится как раз на первый реальный этап становления банковской системы – около 1740-х годов.

 

 

И все указывает на то, что Церковь проиграла именно банкам. Собственно, она никогда и не была сильной финансовой структурой. Водрузившись на самый верх пирамиды в период Черной смерти и Крестовых походов, Церковь так и не сумела справиться с Большими Деньгами. Как видно из бумаг Иосифо-Волоколамского монастыря, священники охотно давали в рост зерно, и на этом их познания в бухгалтерии кончались. Даже Папы вынуждены были взять в долю флорентийских купцов, и это стало началом их конца. Если помнить о сдвиге в 334-336 лет, то как раз около 1740 года доверенные банкиры Ватикана устроили рукотворный «кризис», деньги как бы истратились на войну с Англией, и Папы остались ни с чем, а по всей Европе, как бы из ниоткуда, начали расти частные банки.

Понятно, что, не прошло и пятнадцати лет, как встал вопрос о секуляризации остального церковного имущества. Я убежден, что ни Россия, отнявшая церковное добро в 1763 году, ни революционная Франция (1789) ничуть не отстали от общемирового процесса, а все эти сведения о секуляризации 383 года от рождества Христова суть летописный подлог, призванный создать в прошлом авторитетный юридический прецедент, - чтобы проще было отнимать.

Обратите внимание, последний, самый длинный ряд сведений о секуляризации попросту совпал с наиболее мощной серией создания новых банков. Банкам нужны были активы, и они их получили.

 

ГЛАВНАЯ ТАЙНА РАСКОЛА

 

Суть раскола видна из перечня крупнейших купцов, банкиров и промышленников России: Бугровы, Громовы, Гучковы, Ковылины, Кокоревы, Кузнецовы, Марковы, Морозовы, Рябушинские, Сироткины, Трындины – все они старообрядцы. Если не закрывать глаз на ясную связь раскола и секуляризации, то все эти фамилии возникли внутри приходов, избежавших реквизиций.

Показательно, что значительная часть староверов ушла в места, наиболее благоприятные для торговли: в Литву, Польшу, Турцию, Швецию и Пруссию. Впрочем, и в России занять ведущие позиции было несложно. Так, в 1787 году из 76 купцов, торговавших при Санкт-Петербургском порте, только трое были русскими. На долю русских купцов приходилось всего 0,5 % петербургского экспорта и 1,2% импорта.

Первопричины такой статистики хорошо видны из смысла русской истории. Новгород и Пермь – крупнейшие центры неподконтрольной Москве торговли – после присоединения пережили массированную волну борьбы с купеческими «ересями». Именно тогда Соборы требовали «жечи и вешати» тех, кто не признает за церковью права на свежеприобретенные земли и крестьян.

Затем очередь дошла и до церкви, и все повернулось с точностью до наоборот, и жгли и вешали уже тех, кто не согласен с «правом кесаря на кесарево», то есть, на свободное от царского контроля церковное добро. Что ж, все всегда упиралось в контроль, и в эпоху капитализации страны старообрядцы сохранили главное – контролируемые только ими самими активы.

Интересна и ясная связь между европейскими репрессиями евреев и российской борьбой с «ересью жидовствующих». Европейская практика сжигать всех евреев местечка в башне или синагоге на удивление схожа с русской практикой «самосожжения» раскольников после прихода солдат. Видна и практическая польза таких армейских операций: помимо реквизиций, армия уничтожала центры альтернативной экономики. Все это один в один совпадает с методами католичества: так, «иудействующими» объявили альбигойцев. Да, большинство их вообще не признавало Ветхий завет, но они владели Южным каналом – альтернативной транспортной артерией.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ: ЗОЛОТО КАК УЛИКА

 

Отлично описывает обстоятельства «после-кризисного» передела мира история золота. Скажу сразу, хотя золото и считается весьма исследованной темой, данные археологов и разного рода технарей с данными историков не стыкуются повсеместно. Наиболее яркий парадокс – попавшее в летописи золото Альп, которого там нет, и никогда не было по базовым, геологическим причинам.

Еще один известный казус – добыча древними римскими горняками испанского золота: горные породы обрушивались и промывались при помощи сложнейших инженерных сооружений, причем количество промытой горной породы оценивается в миллионы (!) тонн, что было повторно достигнуто лишь в XIX веке. То есть, на фоне варварского окружения, технологически превзошедшие даже Египет, Нубию и Эфиопию, а объемом добываемого золота – весь мир, испанские Пиренеи должны были сиять мощью и богатством. Увы, следов этого сияния среди археологических находок нет. Рудники есть – средневековые. Самые обычные.

В Европе вообще было плохо с золотом, - с IX по XIII век золотая монета не чеканилась вообще. А все дело в том, что объем золотодобычи зависит не столько от «жирности» месторождений, сколько от технологии добычи. Что бы ни писали популяризаторы о технологии шлихования на «золотом руне», а золотого запаса для страны бараньей шкурой не намоешь. Нужны драги, нужны помпы, нужны двигатели, нужен пролетариат – только все это вместе взятое и породило «золотую лихорадку» 1828 года в Сибири и 1848 года в Калифорнии. И эру промывки золота в промышленных масштабах открыл в 1814 году (не ранее) уральский горный мастер Брусницын.

А в древности наиболее доступным для человека являлось золото из золотосульфидных тел, образующихся в районах серных источников, - именно поэтому у алхимиков «мать золота – сера», и в Египте таких источников около 400. Из-за длительных естественных химических процессов там появляются три полезных природных продукта: чистая сера, «железные шляпы» из бурых оксидов железа, а под ней - «золотая плитка», в которой из-за миграции мельчайших золотинок концентрация золота в 20-25 раз превышает его содержание в исходной породе. Ни шахту в 200 метров глубиной долбить не надо, ни годами с лотком стоять. Золото амальгамировали ртутью (поэтому «ртуть – отец золота»), а «золотые плитки» сульфидных месторождений долгое время были единственным источником золота.

Затем люди научились добывать золото в шахтах, и тогда были освоены месторождения в Испании и Болгарии. Но это не привело к массовому выпуску золотых монет: золото было и оставалось утехой богатых, а в Европе монета была исключительно серебряной. Уж на что много золота в России (в 1831-1840 годах она дала более трети мировой добычи), а рудой страна не разбогатела. Когда за сентябрь 1747 года на Березовском месторождении добыли и торжественно вручили Елизавете Петровне первые 132 грамма золота, она была счастлива. До настоящего успеха России оставалось еще 84 года.

Да, есть бумаги о том, как Петр I начал добывать первое русское золото из серебра и даже изготовил медали из «домашнего» золота. Но предание стоит недорого (история связанных с деньгами новаций в России мифологична целиком, и происходят эти новации с шагом в 7 лет), а подвиг этот достался Петру Алексеевичу с барского плеча Екатерины Великой. Она вообще любила уступать ему свои достижения и приписывать свои мотивы; ей так было удобнее. Ключевые события так и идут парами: сначала у Петра, а затем - у его смиренной ученицы.

 

1721 Петр I выпустил медаль из «домашнего» золота – самого первого в России

1770 из «домашнего» золота в России изготовлены голландские червонцы

 

1735 в России началась добыча золота методом извлечения из серебра

1769 Екатерина II издала указ о создании конторы для извлечения золота из серебра

 

Так же плохо с золотом было в XVIII веке повсюду – несмотря на рудники. Сведений о собственных золотых монетах масса, но большинство их «памятные» или исполняли роль медали. Такова индийская монета массой 2 кг, единственный экземпляр которой был утрачен в 1810 году. Таковы золотые мараведи образца 1250 года, известные только по булле Папы. Золото и не могло быть платежным средством, ибо во всей Европе добывали его порядка 1 (одной) тонны в год. Раздай всем благородным девицам Европы по паре сережек, – и нет этой тонны.

Ответ на вопрос, откуда в коллекциях столько золотых монет, дает «разгул древнерусских новоделов», изготовлявшихся в России на государственных монетных дворах. Там делали все, включая ВСЕ великокняжеские монеты якобы XIV-XV вв.: и «златник Владимира», и «сребреник Ярослава». Массовый выпуск новоделов был прекращен лишь при Николае I в 1847 г. (ГИМ, стр. 307). А, в общем, чеканка старых монет это колоссальный бизнес*, коим промышляли даже монастыри; у Ватикана, к примеру, было 38 (!) монетных дворов.

 

* чеканка монет исчезнувшего княжества или королевства не нарушала ничьих монетных прав, а потому состава преступления здесь не было.

 

По сути, история Большого Золота в Европе началась только с Нового Света, и началась она достаточно поздно, уже после Катастрофы. Вот характерный график со сведениями об открытии новых рудников, и здесь хорошо видны три слоя:

- абсолютно мифологический слой XIII-XIV веков;

- просто мифологический слой середины XVI века;

- и достоверный слой XVIII века.

 

 

Закономерен вопрос, а почему не счесть сведения о золоте Нового Света середины XVI века достоверными? Да, потому что первая золотая монета в Мексике отчеканена лишь в 1720 году, через 168-177 лет после летописной даты открытия рудников. Вот эти данные по испанской Мексике.

1543 Мексика. Золотое месторождение Вета-Мадре начало разрабатываться

1552 Мексика. Золотое месторождение Пахука начало разрабатываться

РАЗРЫВ СВЕДЕНИЙ О ЗОЛОТОДОБЫЧЕ В 168-177 ЛЕТ

1720 Мексика. Отчеканена первая золотая монета. Кузнечным способом

РАЗРЫВ СВЕДЕНИЙ О ЗОЛОТОДОБЫЧЕ В 40 ЛЕТ

1760 Мексика. Золотой рудник Валенсиана заложен

 

А ниже – сведения о золоте португальской Бразилии, и они вызывают куда больше доверия – никаких мистических разрывов.

1690 Бразилия. Золото в Минас-Жерайс обнаружено

1696 Бразилия начала чеканить золотую монету

1703 Английский текстиль португальцы оплачивают золотом Бразилии

1710 Бразилия. Золотые шахты в Минас-Жерайс заложены

1719 Бразилия. Золотые шахты в Мату-Гросу заложены

1719 Бразилия. В штате Гояс открыто первое золото

1726 Бразилия. В штате Гояс золото стало активно добываться

1756 Бразилия стала основным поставщиком золота (около 7 тонн в год). Именно поэтому Португалия, владевшая Бразилией, стала ПЕРВОЙ страной, которая официально ввела золотую денежную систему.

Вот типичная золотая монета Нового Света (2 эскудо), датируемая границей XVII-XVIII веков: на ней нет ни данных о монетном дворе, ни даты, ни монаршего профиля. Эти монеты часто называют «корабельными»; разношерстные конкистадоры чеканили их для себя, - чтобы удобнее было делить.

 

 

По сути, американское золото пошло в Европу именно с середины XVIII века. Вот данные о введении золотой монеты в странах Нового Света:

1751 год – Гватемала

1754, 1756 годы – Чили

1778 год – Боливия

1696, 1751, 1761 годы – Перу

1622, 1765 годы – Колумбия

1681, 1720, 1732 – Мексика

1695, 1696 годы – Бразилия

 

Здесь достоверны только даты XVIII века, например, потому, что золото сульфидных руд Боливии, Чили и Перу могло добываться только при помощи «high tech» того времени – прогонкой дробленой руды через медные, покрытые ртутью обогатительные шлюзы. В основе это старая египетская технология, но вот усовершенствована она могла быть лишь одновременно – и в Чили, и в Боливии, и в Перу. И нижняя дата новшества – 1751 год, и она отнюдь не случайна; за ней стоит еще один передел, один из крупнейших.

 

ЗОЛОТО БРАЗИЛИИ

 

Похоже, что в 1747 году до испанской и португальской династий дошло, что совсем не обязательно делиться добываемым в Америке золотом с Папой. И в этом же году король Испании Фердинанд заменил своего духовника-иезуита от Папы на испанца, а его супруга Изабелла Фарнезе, - представительница старинной папской семьи – была выслана из Мадрида. В следующем 1748 году уже король Португалии Жоао объявил, что все индейцы должны быть освобождены, и это был серьезный выпад в сторону подчиненных Папе иезуитов. Золото мыли руками подневольных индейцев, и у королей были основания думать, что понастроивший сотни храмов Рим что-то утаивает.

Всего через два года, в 1750-м, Испания и Португалия ликвидировали иезуитское «королевство» в Парагвае. Это привело к затяжной войне с подконтрольными иезуитам племенами гуарани, Барбара Браганза, новая жена Фердинанда (замена Изабелле Фарнезе) внезапно скончалась, в короля Жозе стреляли из мушкета, но дело было сделано. Уже в 1756 году Бразилия стала основным поставщиком золота в мире, Португалия завела золотую монетную систему, а Ватикан вдруг перестал строить храмы и начал склоняться к мысли, что содержать иезуитов (переставших мыть золото) как-то накладно.

Последствия этих событий сказываются и теперь. Если бы не решительность министра Португалии Помбаля, Китай и Россия – вне сомнения – были бы католическими. Судя по оставшимся документам, все шло именно к этому.

А всему причина – передел товарных рынков.