March 27th, 2012

Веселый

Копипаст

Боголюбов:
Праздник этот назывался Delivzenza, то есть "Освобождение", что представляют птички, находившиеся под юбкой Богородицы и вдруг освобождённые. Какой тут смысл, я до сих пор не знаю. Несколько раз принимался я говорить с католическими попами, что это кощунство так поступать с матерью Христа. Но получил ответ: "Вы испорченный человек. Конечно, лучше сажать птиц под юбку, чем пускать вашего брата".
Веселый

Славное море :)

АВТОРСКАЯ ВЕРСИЯ

Дума беглеца на Байкале

Дмитрий Давыдов

Славное море — привольный Байкал,
Славный корабль — омулевая бочка…
Эй, баргузин, пошевеливай вал…
Плыть молодцу недалечко.

Долго я звонкие цепи носил;
Худо мне было в норах Акатуя,
Старый товарищ бежать пособил,
Ожил я, волю почуя.

Шилка и Нерчинск не страшны теперь;
Горная стража меня не видала,
В дебрях не тронул прожорливый зверь,
Пуля стрелка - миновала.

Шел я и в ночь, и средь белого дня;
Близ городов я поглядывал зорко;
Хлебом кормили крестьянки меня,
Парни снабжали махоркой.

Весело я на сосновом бревне
Вплавь чрез глубокие реки пускался;
Мелкие речки встречалися мне –
Вброд через них пробирался.

У моря струсил немного беглец;
Берег обширен, а нет ни корыта;
Шел я коргой и пришел наконец
К бочке, дресвою замытой.

Нечего думать - бог счастья послал:
В этой посудине бык не утонет;
Труса достанет и на судне вал –
Смелого в бочке не тронет.

Тесно в ней было бы жить омулям;
Рыбки, утешьтесь моими словами:
Раз побывать в Акатуе бы вам –
В бочку полезли бы сами!

Четверо суток верчусь на волне;
Парусом служит армяк дыроватый,
Добрая лодка попалася мне,
Лишь на ходу мешковата.

Близко виднеются горы и лес,
Буду спокойно скрываться под тенью,
Можно и тут погулять бы, да бес
Тянет к родному селенью.

Славное море — привольный Байкал,
Славный корабль — омулевая бочка…
Эй, баргузин, пошевеливай вал…
Плыть молодцу недалечко!

<1858>