July 4th, 2012

Веселый

ВКУСНЫЕ ДЕТАЛИ

Точной даты изобретения призмы Порро я не нашел. Известно, что в 1848 году Игнацио Порро бросил свое дело, сорвался с места, прибыл в Париж и с этих пор занимался только оптикой. Этот (1848) год для Европы вообще очень непростой: повсюду революции и природные катаклизмы, а бунтующая Франция даже еще не выбралась из голода. И, тем не менее, Порро едет в самое пекло. Зачем?

Ответ стоит поискать в биографии Жоржа Бонтемпса (Georges Bontemps), руководителя французской оптической фирмы, бежавшего от революции и доставившего в Британию секрет изготовления оптического стекла – в том же 1848 году.

Биографы расходятся во мнениях, откуда у Ботемпса этот ключевой секрет. Наиболее распространена версия покупки у семьи Пьера Луи Гинана, в свое время работавшего с Фраунгофером (создавшим ПЕРВУЮ рецептуру прозрачного бесцветного стекла), а за тем слившим свою фирму «Фейль-Гинан» с французской фирмой «Парра-Мантуа». Главное здесь иное – 1848 год.

Именно в 1848 году Бонтемпс физически доставил секрет из Франции в Британию. И именно в 1848 году Игнацио Порро бросает бизнес и едет в Париж. Зачем? Да, затем, что нигде, кроме Франции, Порро не мог изготовить свою призму – из чистого оптического стекла – и доказать, хотя бы себе самому, что его призма чего-то стоит. На мой взгляд, оптическое стекло в 1848 году только-только изобрели.

Многое указывает на то, что и Фраунгофер, на деле, получил свой рецепт не ранее 1848 года, а, скорее всего, около 1852-го. На это жестко указывают обстоятельства открытия промышленного приготовления соды и начала использования поташа.

Подробнее по ссылке: http://fakexixcentury.blogspot.com/2012_06_01_archive.html

А вообще, в этой истории чересчур уж много хреновой литературщины.

Мы имеем итальянскую призму ПОРРО, французскую оптическую фирму «ПАРРА-Мантуа» и немецкую призму «Аббе-ПОРРО».

При этом главная персона – Игнацио Порро родился в Пиньероле, а это – воистину удивительное местечко.

ПИНЬЕРОЛА

Именно в Пиньероле, в замке св. Маргариты содержали Железную маску перед переводом в Париж, в Бастилию.

Именно в Пиньероле король Франции предложил служить Д’Артаньяну, но тот отказался.

Именно в Пиньероле умер великий французский министр Фуке.

Именно в Пиньероле в Сретенском монастыре окончила свои дни маркиза де Спиньо, жена короля Сардинии.

И именно в Пиньероле основали конгрегацию миссионеров Облаты. Это странный орден: там содержали знатных женщин, причем, содержали без всякого обета – так же, как Фуко и Железную Маску.

Но самое интересное, что Облаты (Oblati) одновременно еще и Донаты (Donati, Donatae), а первый спектр кометы был зафиксирован у одноименной кометы Донати (Donati). А возможность увидеть спектр тесно связана с призмой Игнацио Порро, родившегося в местечке, где всем заправлял орден Donati. Короче, Дюма отдыхает :)

Веселый

Природный закон?

Шел с остановки домой, а вокруг лопухи, медуница, кашка... и запах, - прям, снимай сандалии и с пацанами на речку.

А во дворе играют дети. Любопытно, что у них право первенства в игре важнее права собственности. Мяч достается тому, кто первый попросил (догнал, схватил и т. д.). А законному владельцу мяч передают лишь когда пора идти домой, то есть. когда правила игры уже не действуют.
Веселый

ВКУСНЫЕ ДЕТАЛИ - 2

Приведу выборку малочисленных, но важных оптических достижений: комментарии будут под картинкой, но уже здесь видны хронологические провалы. Обычно сначала британский гений совершает прорывное открытие, хотя для него нет даже технических возможностей. Затем ему вторит вездесущий Леонардо или Галилей. И лишь во второй половине XIX века для открытия появляются первичные условия.

Теперь – комментарии.

Вообще-то, впервые солнечные пятна описаны китайцами – за 800 лет и за 300 лет до Рождества Христова. Потом китайцы успокаиваются, - авторский приоритет (понятие о котором возникнет в середине XIX века) за ними уже закреплен, и напрягаться не надо.

Затем подсуетились англичане и арабы, затем – древняя Русь. Затем идет мощная серия европейских наблюдений 1609-1613 годов, потом пауза в 184 года, и лишь в 1801 году спохватится и напомнит о себе Гершель.

То же – с рефракцией (преломлением света). Птолемей уже вовсю вводил поправку на атмосферную рефракцию, но важней упомянуть крупную серию экспериментов 1611-1621 гг. иезуита Христофора Шейнера. Кормил иезуита Марк Вельзер, купивший почти всю Латинскую Америку и заказывавший историкам, в частности, Скалигеру (это называлось commercium litterarium) ту историю, что ему нравилась.

Спустя 270 лет, к 1888 году заявит о себе еще один Шейнер (Юлиус), тоже гениальный астроном, тоже занимавшийся рефракцией, и в точности повторивший изобретение своего великого предшественника, - устройство, позволяющее ориентировать оптический прибор в согласии с экватором. Всех деталей не понимаю, но при увеличении более 10 раз начинает сказываться вращение Земли, а изображение «плывет». Только изобретение «позднего» Шейнера решило эту проблему, и, как я понимаю, «раннего» Шейнера ввели, чтоб спасти научные репутации Ньютона и Галилея.

Та же ситуация с дифракцией: серия экспериментов 1665-1675, еще одно открытие через 110 лет, затем эксперименты Фраунгофера в 1821-1822 и – жуткий провал до 1882 года. А ведь 60 лет пустоты для XIX века – это чудовищно много. Ну, а поскольку дифракция имеет для понимания волновых процессов первостепенное значение, я склонен считать 1882 год – ПЕРВОЙ надежной датой всего этого ряда.

Да, Фраунгофер, скорее всего, имеет самое прямое отношение к изучению дифракции – но не в 1821-1822 годах.


Те же провалы по 50-100 лет в хронологии рефлекторов (зеркальных телескопов). Исследования аберрации имеет провал в 145 лет (1750-1895). Все это вместе взятое довольно ясно указывает на период, когда история оптики становится достоверной. Вот он:

1856 Ж. Жамен построил интерференционный рефрактометр

1859 Открытие Г. Кирхгофом и Р. Бунзеном спектрального анализа

1862 Открытие аномальной дисперсии света (Ф. Леру)

1882 Роуланд изобрел вогнутую дифракционную решетку

1882 Кирхгоф построил строгую теорию дифракции

Разумеется, прорывные открытия случались и раньше, но в своем времени оставлено вряд ли более половины: державы судорожно создавали свое Великое Прошлое.