November 29th, 2013

Веселый

Полный крах всех надежд

Кафедра русского языка. Две доцентши, одна курит, вторая разгадывает ‎кроссворд.‎
‎- Мария Ивановна, — " Полный крах всех надежд " -, шесть букв, вторая "и"...‎
Курящая долго думает, потом:‎
‎- Ну, не может быть! в газете?‎
‎- Да.‎
‎- Пи@дец?!‎
‎- Подходит...‎
Входит завкафедрой, профессорша.‎
‎- Софья Марковна, вот вы доктор наук! " Полный крах всех надежд " ?, ‎шесть букв, вторая "и"?‎
‎- Пи@дец! Однозначно!‎
‎- Ну не может же быть в российской газете — "пи@дец"!‎
‎- Сейчас все может быть!‎
Входит аспирантка Машенька, юное невинное созданьице.‎
‎- Вот молодежь все знает! Машенька, полный крах всех надежд, шесть ‎букв, вторая "и"! У нас только один вариант — "пи@дец"!‎
Машенька краснеет до корней волос и шепчет:‎
‎- Фиаско.
Веселый

Сина и Серика

ЖЖ летает. Проблем ноль - "само рассосалось" :)))

Давно вижу, что Сина и Серика - не Китай, а Эфиопия и Эритрея. Вот цитата из Птолемея (одна из многих):
Die vornehmste Städte darinnen waren vor Zeiten Jssedon, Serica, Äsmira Damna , Onorocora, Piava und Thagura.
Асмэра это в Эритрее.

Collapse )
Веселый

Король Лир

Этот фильм (и десятки других, таких же честных) - дитя Великой Хрущевской Эпохи.
Рядом с этим прорывом - всё мелко.
Девочка вырвалась из монастыря на волю и полна наивной веры в светлое будущее. Она еще ничего не знает о торговцах человечиной.

Веселый

Оселедец. Парижская мода

Оригинал взят у philologist в Французы, нарисованные ими самими. Парижанки
Французы, нарисованные ими самими. Парижанки. Сост., вступ. статья и редакция переводов Веры Мильчиной. — М.: Новое лите­ра­тур­ное обозрение, 2014. — 832 с.: ил. ISBN 978-5-4448-0130-7. Серия: Культура повседневности



Коллективный сборник «Французы, нарисованные ими самими» (1839–1842) — книга, написанная почти два века назад специально для тех, кто любит рассказы о повседневной жизни. Полторы сотни авторов сочинили четыре сотни очерков о своих современниках разных профессий и разного нрава, описали их одежду и занятия, привычки и пристрастия. В настоящее издание вошли сорок очерков, посвященных парижанкам: от герцогини до горничной, от министерши до акушерки, от салонной певицы до гризетки, от «женщины без имени» до «балетной крысы». Авторы, по их собственному признанию, заботились о потомках, которым будет интересно знать, «каковы мы были и что делали в свое время». С поставленной задачей они справились превосходно, и потомки им благодарны. На русском языке публикуется впервые.