February 21st, 2016

Веселый

Как создать Римскую империю

Способ описал еще Фоменко.
Для создания иной исторической реальности берется уже известная эпоха, просто описанная иноязычными и инокультурными летописцами.
История Римской империи у нас описана классической латынью - больше никак. Поэтому для историка все резко упрощается.
Нашел рукопись на классической латыни - значит, Римская империя.

Ясно, что все на латыни называется на латинском.
- французы у них - галлы;
- славяне у них - венеты;
- полк у них - легион;
- и даже простой и понятный динарий у них - вычурный сестерций )

Перевода имен собственных не дают, и сражение французов и испанцев у города Кадис читается как битва иберов и галлов у замка Гадес.
То есть, сразу закладывается своеобразное восприятие всего блога событий.

Поскольку каждый римский император сидит в своем райцентре, рукописи из райцентров располагают последовательно и получают многосотлетнюю историю.
Это прекрасно видать в летописи византийского Феофана.

Должны быть четкие структурные переклички между хронологией Рима и хронологиями более поздних эпох.
Веселый

Феодализм без ростовщиков

В феодальной структуре вассал получает земельный надел от сеньора в пользование - пока верно служит.
Когда вассал умрет, его сын, если карта иначе не ляжет, повторит процедуру присяги, и отцов надел сохранит.
Соответственно, вассал не является землевладельцем. Он почти арендатор, но платит и данью, и службой.

Соответственно, он не может заложить землю у ростовщика.
Потому что ростовщик не сможет этот залог реализовать.
А кроме земли у вассала ничего-то и нет.

Вывод: ростовщик, каким мы его знаем, явление очень позднее, предбуржуазное.
Ростовщик хорош лишь в начальный момент обрушения феодального типа управления.
Когда обрушение принимает промышленные масштабы, ростовщиков сменяют банки.

И о деньгах. Крестьянину деньги не нужны, ему нужны серпы и плуги.
Инструментов, чтобы переливать монету в серпы, у крестьянина нет.
Вывод: монета - сугубо городское явление. Медь и серебро - хлеб феодальной промышленности.
И вот здесь интересно...

Вот у Фуггеров есть несколько крупнейших шахт в Европе. Они поставляют городам серебро и медь для монеты и пром.производства.
А что Фуггеры получают взамен? Монету из собственного серебра?
Крестьянское зерно? А кому они его поставят? Обмен между городами и деревнями давно уже налажен - прямой, без посредников.
Так что получали Фуггеры?
Подчеркну, речь идет о всеевропейских масштабах поставок металла.
Веселый

Списки сохранившейся литературы

Веселый

Антиисторичность расклада

Крупный вопрос остался без ответа.

Вот у Фуггеров есть несколько крупнейших шахт в Европе. Они поставляют городам серебро и медь для монеты и пром.производства.
А что Фуггеры получают взамен? Монету из собственного серебра?

Ответ может быть лишь один: Фуггеры получали взамен ресурсы. Всякие: солдат, корабли, кап.строительство....
Аккурат в это время Испания осваивала Западное полушарие, без малого почти все.

Если верить моим реконструкциям, Кортес вошел в Мексику, а Карл V сел на императорский трон в 1770 году.
Фуггеры в это время держат крупнейшие шахты Восточной Европы, ртуть Альмадена а вскоре возьмут серебро и медь Нового Света.
По факту у них в руках сосредоточится 90 % платежного эквивалента, а медь это в то время еще и хлеб промышленности.

Мировая власть как она есть. Сугубо арийская мировая власть. Белокурая бестия с баблом.

И вдруг в 1808-1811 годах построенная Фуггерами СРИГН сдувается, а Испания и Австрия объявляют о банкротстве.
Ясно, что Боливар и прочие полевые командиры мигом прочуяли фишку, и к 1821 году от Испании отделилось все, что хотело отделиться.

В таком виде ситуация антиисторична.
Бабло всегда побеждает зло, а тут - наоборот.

Предполагается, что Испанию около 1808 года захватил Наполеон.
То есть, можно все валить на него.
Однако между Испанией и Францией той эпохи есть заметная разница:

- Испания перед тем собрала в своих руках весь цветмет планеты и захватила половину мира;
- а Франция прошла голод, мятежи, разрушение системы власти и потерю ключевых колоний.

Короче, я в задумчивости.
Веселый

Российские издания прошлого