November 10th, 2016

Веселый

Циклические изменения плотности факторов

Я уже искал и находил объективную цикличность с периодом Урана (83 года), но не на таком массиве.
Использовал 778 индексов встроенных в исторические процессы "факторов", - не знаю, как точнее это назвать.
Серебро, медь, войны, битвы, ураганы, землетрясения, изобретения и прочее - все, с чем когда-либо работал.
Добавил 840 индексов местоположения: Кипр, Ярославская область, Антарктида, штат Мичиган - все, что есть.
Итого вышло1618 индексов, с разной частотой встречающихся в базе на 121680 датированных свидетельств.
Повторяющиеся (пусть даже объективно существующие) значения удалял.
То есть, из двух извержений на Камчатке условного 1856 года оставлял одно.
Осталась голая структура - с минимумом "мяса"; был сам факт извержения на Камчатке в этом году или не был.
То есть, если в условном 1769 году видны 400 индексов, то это 400 совершенно разных факторов, и двух упоминаний серебра или штата Мичиган там нет.
Подход жесткий, но чрезвычайно надежный: крупное событие вовлекает больше факторов, мелкое - меньше.
База у меня пока еще "кривая", - рассортировано и проиндексировано далеко не все, но результат налицо.
Колебания плотности факторов из разделенных 83 годами периодов регулярно и довольно внятно дублируются.
Причем, здесь только цикл Урана - без его производных в 41 или 59 лет, к примеру. Когда просмотрю все, картинка станет еще яснее.
Ну, и базу, конечно, придется доиндексировать. Иначе помех не исключить.
В перспективе я увижу, какой фрагмент куда можно перебрасывать, не обращая внимания на детали. Ну, и что в остатке...
Основная проблема - слабость моих математических познаний и компа: уже на 5 миллионах операций он конкретно повисает.
Ищу простых решений (и нахожу), где столько мозгов не надо.
После первых же принудительных перебросок кривые станут выглядеть чуть иначе, и, возможно, станет ясно, куда перемещать остатки.
Очень хочется ухватить причинно-следственные связи - это будет еще надежнее, на порядок.
Ну, например, упоминание серебра вызывает войну на следующий год и дефолт через два года, - такие связи определенно есть.
Дискутировать пока не готов.

Веселый

Различия в титулах

Не помню, где наткнулся, что-то простое вроде вики.
Владыка нескольких разных государственных образований вынужден следовать интересам и законам каждого из них.

Формально, при возникновении конфликта между Польшей и Курляндией Екатерина II:
- как царица Польская обязана объявить войну Курляндии;
- а как великая княгина Курляндская выступить на ее оборону.
...и - воевать сама с собой.

Это не было шуткой. Обратите внимание, в Польше действовало иное законодательств, там даже был парламент.
В Финляндии была своя монетная система, основанная на принципиально иных принципах, чем российская.
В рамках одной империи горцы жили по своим законам, а степняки - по своим.
Пока манси не крестился, он - свободный человек, но стоит ему принять православие, и он уже - крепостной.

Вспомним проблематичного Иоанна Грозного и представим, что он - высокородный черкес, принявший православие - от Византии.
Живет, предположим, на Тамани, а значит, находится в родстве с крымскими ханами.
Ничто не мешает ему выйти на Крым, победить хана и стать крымским заном под именем (строго в традии Крыма) Шагин-Гирей.
И тогда его поход на Астрахань может быть описан в двух вариантах:
- как поход на Астрахань крымского хана Шагин-Гирея,
- и как поход на Астрахань Иоанна Грозного.

Более того, судя по контексту, Иоанн Грозный ВОЕВАЛ с Россией.
Он мог выиграть и получить целую серию новых титулов,
...а старые титулы утратить, например, потому, что его крымское потомство погибло.
Был Крымским ханом под одним именем, а стал московским царем - под другим.
В Европе этого ОЧЕНЬ много.
***
Что сделает историк, обнаружив бумагу, где Иоанн значится только как крымский хан?
Он экстраполирует это дело на то, что уже знает, и придет к выводу. что в какой-то момент Иоанн на время присоединил к Московии еще и Крым.
Подписывался одним титулом, поскольку не считал нужным козырять перед татарами всеми своими регалиями.
Но потом впал в упадок и утратил некогда достигнутое.
Веселый

Ватиканские архивы

1809 Наполеоном вывезен архив Ватикана: вывозили 3 года, вывезли 3239 ящиков, из которых уцелело 2200 ящиков.
1039 ящиков исчезли или уничтожены (много ящиков утонуло в озере), часть была позже обнаружена в дублинском Тринити-колледже
Значительная часть бумаг, относящаяся к инквизиции была уничтожена в пути сопровождающими груз во Францию архивариусами.
Я так понимаю, французская охрана им не мешала.

Наполеоном были вывезены в Париж и архивы Германии, Италии, Голландии, - Наполеон приказал вывезти ВСЕ архивы всех подчинившихся стран.
21 марта 1812 Наполеон повелел построить на левом берегу Сены громаднейший замок для помещения архивов целого мира (Palais des archives),
Когда в 1814 году какие-то из архивов вернули на родину, они уже были организованы по-французски.

1870 Ватиканский архив еще раз поредел, когда Рим был взят войсками объединенной Италии.
Не исключаю, что местами архив пополнился.

1871 в Париже 23-24 мая сожжены все приходские регистры с 16 века по 1792 год и гражданские регистры с 1793 до 1859 год, а также библиотека Лувра (сам Лувр не тронули), Счетная палата, Министерство финансов, Главное полицейское управление, библиотека Арсенала, Дворец Почетного легиона - 8 млн. архивных документов.

Интересное место этот Париж. Где-то там и следы двух русских архивов потерялись...

Когда папа Лев XIII впервые открыл Ватиканские архивы в 1883 году, он писал: «Первый закон истории - не смей произносить ложь; во-вторых, не бояться говорить правду ». Как католики, мы не можем скрывать свою историю или скрывать от нашей истории, хорошее или плохое, - это часть того, кем мы являемся как Народ Божий, - подверженный ошибкам Народ Божий. Наше путешествие к исполнению Божьего Царства полно взлетов и падений, и нам нужно учиться у обоих, как идти по нашему пути. Ибо, как добавил Лео, «В некотором смысле вся история громко плачет, что Бог есть».

When Pope Leo XIII first opened the Vatican Archives in 1883, he wrote: “The first law of history is not to dare to utter falsehood; the second, not to fear to speak the truth.” As Catholics, we cannot hide our history, or hide from our history, good or bad– it’s part of who we are as the People of God– the fallible People of God. Our journey toward the fulfillment of God’s Kingdom is full of highs and lows, and we need to learn from both as proceed on our path. For, as Leo added, “In a way, all history cries aloud that God is.”