О реформах правоотношений
Веселый
chispa1707
Смещение внимания в юридическую сторону оказалось чрезвычайно эффективным. Любая серьезная реформа это действительно в первую очередь реформа правоотношений: субъект одного типа прав становится субъектом другого типа прав.

Пользуясь 6-летним шаблоном, подсобрал данных по Европе, и на 1848-1850 годы лег вполне логичный блок событий.
Отменяется матрилинейное Салическое право, и вводится патрилинейность наследования власти - по всей вертикали.
Реформа идет с самого верху, личный пример подают монархи.
Соответственно, племенное право утрачивает юридическую силу, и аристократия утрачивает права на судебную власть.
Патримониальные суды сеньоров отменяются, их сменяют выборные земские суды, что основной массе дворян нравится.
Нравится дворянам и отмена военно-ленной системы (прямо это зафиксировано только в Османской и Российской империях).

Все это небесплатно, феодальные повинности не то чтобы отменяются, они монетизируются. Десятину, которой прежде были обязаны своим сеньорам все сверху донизу, поступает в выкуп, что оборачивается принудительным займом. Маркс подает этот принудительный займ как некую частность, что позволяет считать работу Маркса о банкротстве Австрии подлогом - таким же подлогом, как работа о 18 брюмера, имеющая неисправимые и фатальные огрехи датирования.

Только здесь, вместе с утратой сеньоральных прав, появляется юридическая возможность отменить внутренние таможни. И именно здесь происходит секуляризация церковных владений. Акту секуляризации придан антицерковный смысл, однако по последствиям это прежде всего отмена феодальных правовых норм. Конфискации монастырских земель - производное этой юридической революции.

Здесь же начинается межевание земель между помещиками и крестьянами, что достаточно быстро приводит к принудительному выкупу земли уже нижним этажом - бывшими крепостными. Термин "временнообязанные" обретает правильный юридический смысл и означает, что эта финальная операция была запланирована с самого начала, как неизбежная. Ну, и в 1861 году банки Италии начинают широкие операции с земельной ипотекой. Удивительно, правда?

В России выкуп крестьянами земли должен был завершиться в 1932 году, а в Германии завершился в 1918 году. Разница 14 лет, и это разница видна в очередности последствий отмены Салического права (1844 и 1830), ликвидации внутренних таможен (1850 и 1836) и в разрешении крестьянам покупать землю (1862 и 1848). В целом все это указывает на то, что Германия и впрямь опередила всю Европу (Италию и Россию, как минимум) в реформах.

Есть, впрочем, еще один совершенно нежелательный для меня вариант: radmirkilmatov прав, и его примерно 12 "вставных лет" в 20 веке имеют место быть.

Внушает оптимизм то, что для этой реконструкции есть и традиционные официальные даты. Нельзя завершить выкуп земли и десятины крестьянами в 1918 году, а освободить их от сеньоральных повинностей в условном 16 веке, - это связанные процессы. Не может быть так, что какая-то страна обеспечила свои ассигнации массово выкупаемой землей, а никто в Европе даже не почесался.

В такой ситуации последнее главное белое пятно - первоначалальная революция правоотношений, связанная с конфискацией имущества тамплиеров.

Вокруг правосубъектности - 4
Веселый
chispa1707
Существует никем так и не объясненный феномен: одно время РКЦ, РПЦ и православная коптская церковь располагали примерно третьей частью земель на курируемых ими территориях. Поначалу я подумал, что это результат конфискаций имущества еретиков и евреев. Однако, чтобы занять треть земель, Церковь должна была пропустить через инквизицию больше двух третей (половина уходила королю плюс личная доля доносчика), а такие масштабы да еще в эпоху феодальной разобщенности ни для кого неподъемны. СИЛОЙ трети земель не взять.

Ответ на вопрос, как это сделано, содержится во втором никем так и не объясненном феномене - колоссальном количестве женских монастырей. Мы ведь уже знаем, что именно в монастырях содержали цариц во избежания рождения следующих и следующих, уже никому не нужных и даже опасных царственных наследников.

Есть еще один, третий феномен: массовая конфискация церковных земель в Польше в пользу Российской Империи в 1840-1860-х годах совпадает по времени с такой же массовой ликвидацией женских монастырей там же в Польше.

ГИПОТЕЗА:
Вскоре после Катастрофы возникла ситуация хронического передела власти, как правило, чрезвычайно затратного, и Церковь предложила всем желающим свою крышу - именно в нашем, современном понимании жаргонизма. Процедура крайне проста: самой родовитой женщине общины следовало укрыться в монастыре (возможно, даже не принимая обета, а кто-то сразу в статусе невесты Христовой), и формальным хозяином (или управляющим) общинных земель становился Иисус. Оспорить этот акт было юридически невозможно, а захват иных женщин общины ничего не давал: захватчик все равно оставался рангом ниже монастыря.

Ситуацией должны были воспользоваться многие: в то время как в Испании король брал за крышу пятину (20 %), Церковь брала десятину (10 %), и эта разница вдвое особенно при той производительности труда была чрезвычайно важна. От всех государственных податей и трудовых повинностей церковные земли и люди были освобождены. Я бы сказал, что такая схема укрупнения изящна, своевременна и практически не содержит в себе греха стяжательства. Передел власти на таких землях сам собой усыхает, и никто никого убивать уже не рвется, - потому что поздно.

Когда под юрисдикцию Церкви переходил сеньор вместе со всеми своими людьми и поместьями, ему обычно оставляли все его текущие права и обязанности, кроме тех, что связывали его со светской частью общества, например, обязанности принять вызов на дуэль. Это решало массу светских проблем сеньора при том, что он де-факто не терял ничего. В отдельных случаях такие сеньоры даже делали церковную карьеру.

В такой ситуации, чтобы подвести церковные земли под конфискацию, Российской империи требовалось только одно: вывести высокородных монахинь из-под (формально феодальной) юрисдикции Церкви, что и было сделано через дарование дворянству вольностей. Результат: тысячи вышедших их келий не знающих ничего о жизни на воле монашек и благоразумная опека над их родовыми поместьями со стороны государства. Тут как раз начался выкуп земель и повинностей, и никогда не державшие реальной власти в руках монашки наверняка подписали все, на что им указали грозные дяденьки в красивых мундирах.

Отдельные исключения, когда дорвавшиеся до власти над общинами монахи начинают, к примеру, требовать себе права первой ночи, это именно исключения, с которыми, кстати, верхушка Церкви боролась. Таким же исключением я считаю случай, когда монастырь был превращен в бордель для знати. Всеобщей практикой это стать не могло, поскольку рожденный общинной принцессой ребенок формально имел право перехватить права на управление своей общиной у монастыря.

Уверен, что до середины 19 века общее число монашек в любом году в принципе будет сопоставимо с числом общин, находящихся под контролем Церкви. Это, кстати, можно проверить.

Вокруг правосубъектности - 5
Веселый
chispa1707
ПЛЕМЕННЫЕ БОГИ И РАЗОБЩЕННОСТЬ
Племенное многобожие очень часто отражает тот факт, что даже женщины и мужчины одной деревни друг другу не родня: мужья из одного племени, а жены - из второго, дружественного первому. Понятно, что у мужчин и женщин разные обряды, очень часто разные говоры и, разумеется, разные племенные идолы. Когда образуется союз племен, в хижинах наиболее склонных к перекрестным бракам вождей может скопиться и десяток разных идолов, и два десятка. И, поскольку каждый идол символизируют конкретное племя, находящееся на какой-то конкретной ступени внутрисоюзной иерархии, у идолов появляется старшинство.

Именно это мы видим и у греков, и на поздней фазе Римской империи: десятки божеств, находящихся в разной степени родства и на разных ступенях иерархии. В те же последние годы империи были даже попытки создать синтетическую религию с общим храмом, в котором эти божества заняли бы свое место раз и навсегда. И вот с этим были проблемы: общество подвижно, власть регулярно меняется, а значит, сегодня главный бог - Нептун, а завтра главной станет богиня охоты Диана.

Христианство поменяло ситуацию кардинально: деревня, принявшая Иисуса, теряла племенную обособленность полов. Иисус ведь сказал прямо: теперь нет ни эллина, ни иудея, а ваши племенные идолы - туфта. Главный результат: матрилинейность порядка наследования для христиан утратила смысл. Не факт, что ее тут же заменили патрилинейностью, но вот юридическую актуальность она действительно утратила. И это уже было неотменимо, - так же, как стал неотменим Иисус.

СЕМЬ ЗАКОНОВ ПОТОМКОВ НОЯ
Само стремление как-то унифицировать пантеон закономерно: разноплеменное общество срастается и начинает пользоваться общими правилами, - отсюда и стремление сделать разных божеств родней друг другу, а возникающие общие правила отправить в далекое прошлое, чтобы произнести их устами самого старого, самого уважаемого божества.

С семью законами потомков Ноя именно это и произошло. Запрет идолопоклонства, например, явный анахронизм, на деле появившийся не ранее ислама и течения иконоборцев, а запрет богохульства мог появиться лишь когда оскорбление божества перестало приводить к немедленной смерти оскорбителя; запрет богохульства - признак толерантности. Совсем другое дело запрет убийства и воровства, они действительно стары, но эти нормы наверняка декларировались десятками неиудейских племен, и Ною их вручили уже по итогам победы Писаний.

Для соблюдения основных законов Ноя исповедовать иудаизм необязательно. Можно о Ное даже никогда не слышать. Это означает, например, что клеймо еврея мог получить от святых отцов даже австралийский абориген - лишь потому, что, не зная об Иисусе, не убивает, не ворует и не ест мяса, отрезанного от живого существа. Этот уровень правоприменения и царил: инквизиция, например, отправляла на костер за то, что человек отказался жрать мясо сдохшего своей смертью животного, - это считалось ясным признаком тайного еврея.

Видел в старой Библии родословное древо народов - от Ноя и его сыновей. Древо патрилинейно, что указывает на 19 век, но главное, древо имеет смысл; оно призвано обосновать единство человечества и человеческих законов - через лежащего у корней Ноя, общего предка. Но если семь законов даны Богом потомкам Ноя, то есть, ВСЕМУ человечеству, то каждый язычник, не соблюдающий хоть какой-то из этих семи законов, юридически богоотступник. Каждый, поставивший в своем вигваме идола - богоотступник, и может быть наказан максимально жестоко. Сами-то законы гуманны, но когда их вложили в уста Господа, 95 % населения планеты получили юридический статус богоотступников, то есть, даже по меркам начала 19 века достойными немедленной смерти.

Это не критика. Это внезапное осознание, как сложна была правовая ситуация, и сколь многое пытались хоть как-то утрясти святые отцы в их диспутах о количестве чертей на кончиках игл.

?

Log in

No account? Create an account