chispa1707 (chispa1707) wrote,
chispa1707
chispa1707

Category:

Вселенная-25, детали

Оригинал взят у radmirkilmatov в Что сказал Калхун.
Когда говорят, что экономисты - не ученые,
мотивируют шутку тем,
что настоящие ученые экспериментируют на крысах.
А те, кто проводят опыты на живых людях —
никакие-мол не ученые, а просто живодеры...
Потому якобы нобелевский комитет выделил "живодеров"
в отдельную премию - по экономике.


Зоо-психологи («этологи») которые проводят опыты как раз на крысах - самые настоящие ученые. И их эксперименты получаются порой на порядок полезней, чем самые умные книги по экономике...

Среди этологов к слову есть несколько таких, чьи работы намного интересней и важней, чем все работы всех нобелевских лауреатов по экономике за последние годы - вместе взятые.

Про Джона Калхуна (11.05.1917-07.11.1995) знают по его самому известному опыту «Вселенная-25». Кратко — дело было так: четыре пары мышей поместили в двухметровый бак "рая", где было много места, вдовль-чего пожрать... Опыт повторялся несколько раз но итог был один: мыши начали жить и размножаться, но почему-то полностью вырождались в 25-м поколении... Опыт каждый раз заканчивался одинаково. Занавес.


Из этого были сделаны многозначительные выводы про человечество:
"Мол - другие стартовые условия: другие крысы, другой аквариум...
Но итог уже известен.

Когда Калхуну задавали вопрос
А почему мыши и люди до сих пор не вымерли на Земле?
Он отвечал в том плане, что
Подождите, еще не вечер и у нас аквариум побольше...

Выводы у Джона Калхуна о признаках и стадиях вырождения — были шокирующими. Из чего следует, что лучше знать о плохом заранее, чем самому наступать на грабли.


Первый из опытов, сделавших Калхуна известным, он провел с крысами в 30 лет в Университете Балтимора (Мериленд).

В течение двух лет он размещал крыс в загонах под открытым небом 30х30 метров. Количество крыс в загоне таких размеров при неограниченном питании и бесконтрольном размножении теоретически могло достигнуть 50 тысяч... Но за все время эксперимента размер популяции никогда не превышал 200 особей и всегда стабилизировался на 150. То есть, крысиный "социум" всегда сам останавливался на определенном количестве и сам контролировал свою численность вокруг некоего "оптимума".

Эти опыты позднее развил англичанин Роберт Данбар. Он 15 лет проводил наблюдения за 38 популяциями разных обезьян. Он установил, что количество постоянных социальных связей обезьян тоже лежит в диапазоне от 100 до 230 контактов и в среднем составляет 150. Это число сейчас называется "числом Данбара". Эту закономерность Данбар увидел и для человека - в любых обстоятельствах и в разные времена, начиная с неолитических стоянок, численность племени в которых тоже никогда не превышала 200 человек...


Данбар предположил, что это правило определяется устройством мозга приматов и человека. Он обнаружил свои "числа Данбара" у каждого вида приматов, при достижении которого стая распадается. Это число зависело от развития у конкретного вида "неокортекса" – "новой коры" больших полушарий мозга, отвечающих за высшие нервные функции. Данбар даже обнаружил математическую зависимость между размерами неокортекса и численностью стаи каждого из видов приматов.

За крысами наблюдать проще, чем за обезьянами. И с ними Калхун ушел дальше англичанина. Он заметил, что крысы не рассеялись по загону в хаотичном порядке, а образовали 12-13 организованных групп (этаких «бригад»), в каждой из которых проживало около дюжины особей.


Обсуждавшие эти опыты специалисты Пентагона, наверно, визжали от удовольствия, сравнивая размеры крысиных популяций у Калхуна — с многократно доказанными военными стратегами идеями об оптимальной численности взводов и полков. Но Кэлхун пришел к этим выводам — независимо от военных. Калхан объяснил закономерность тем, что с превышением этого количества, стресс от излишнего «общения» и лишних «общественных связей» - ведет к распаду групп.


Кстати, 12-15 человек — признано, как оптимальная численность для строительных бригад, конструкторских бюро, Правлений компаний и для Советов директоров крупных корпораций.
Потому любые инновации и инвестиционные проекты — у групп, численностью 15- человек, проходят лучше.

А 150 человек - это та численность больших компаний, когда размер прибыли на одного человека оказывается максимальным. К ней близка оптимальная численность кавалерийского полка и судовой команды на флоте. В армии чуть больше. Но там есть поправка на выбытие "ресурса". И наверно на то, что размер мозга "у ресурса"- принимается меньше среднестатистического...


Через 10 лет Джон Калхун провел второй из экспериментов, сделавших ему ИМЯ среди этологов. В этот раз он последовательно поставил 4 сообщающихся отсека площадью по 3 м2 каждый и высотой по 1,5 метра. Он снова предоставил крысам достаточно еды. Но тогда, чтобы проследить развитие популяции, он удалял с "полигона" выросших молодых здоровых крыс, чтобы общее число особей в опыте не превышало 80.

Крайние два отсека оказались заняты группами той же "бригадной" численности примерно по 12 особей. Несколько (8-12) самок - вокруг одного "доминантного" самца + немного молодняка. В двух центральных отсеках оказалось примерно полсотни особей.

Калхун с удивлением обнаружил, что скучившиеся в центральных отсеках крысы не плодились, а демонстрировали разнообразные формы "извращенного/ девиантного" поведения: сверх-агрессивность, беспричинные нападения на сородичей, исчезновение интереса к спариванию, редкий попытки спариваться со всеми самками (или даже всеми сородичами) подряд. Не смотря на обилие пищи - там возник каннибализм. Крысы в этих отсеках почти не рождались, а матери почти всегда отказывались кормить потомство...

Нынешние российские политики сравнили бы эти два центральных бака с «Европой», регионалы сравнили бы их с «Москвой», но идея понятна: В любом социуме постепенно и естественно формируется «девиантная» группа. И данная группа — индикатор естественного развития социума без его регулирования. В конце-концов, говоря образами Мальтуса, отбросы общества - это естественная часть любого социума.


Однако тогда опыты Калхуна попали «в струю» американским политикам: из его экспериментов выводили пространные выводы о неэффективности «коммунальной» жизни при социализме, о вырождении человека на «общих» пространствах, о глупости методов регулирования в СССР... Но - ученый не виноват: он дал «продукт», а если «спрос» на этот продукт повел исследования не туда - вопрос не столько к ученому, сколько к тем, кто его работы не понял: один и те же ресурс каждый применяет по своему.



Опыты, названные "Вселенная-25", Калхун проводил когда ему было 50. В этот раз он взял мышей: у них жизнь короче. И результаты за один и тот же период у мышей были более «индикативными»/ показательными. Четыре пары мышей поместили в двухметровый бак мышиного рая, где было много места и вдовль-чего пожрать, мыши начинали плодиться... Через 4 года эксперимент закончился.

Было проведено 25 опытов, и мыши постоянно вырождались на 25-м поколении... Что дало повод рассуждать о наличии едва ли не математических закономерностей, понять которые ни Калхун (ни мы) не можем до сих пор. Но если мы не можем объяснить какие-то закономерности, это не означает, что закономерности не существует.

По расчетам ученых места в "раю" хватило бы на 3840 мышей, а еды — на 9500. На практике численность популяции остановилась на максимальном значении 2200 и после него только сокращалась.

В период стабилизации населения "рая" - среди мышей наблюдался резкий рост агрессивности самок. Именно самки, а не самцы стали защищать территорию, но при этом совсем отказывались ухаживать за мышатами. Молодые самцы, не нашедших места в ячейках по периметру, оказались изгнаны в центр. Среди всех мышей (как и в предыдущих опытах) начались ярко выраженные проявления девиации: пассивность передвижений, чрезмерная агрессивность, повышенная сексуальность. На конечной стадии опыта средний возраст мышей в колонии всегда увеличивался в полтора раза. Кэлхун наблюдал образовавшихся "красавиц" и "красавчиков", которые без конца "прихорашивались", избегали как спаривания, так и драк.

Проводя дополнительные опыты, Калхун с удивлением наблюдал необратимые изменения в поведении. Когда таких особей переносили в новый «рай», мыши там тоже оказались не способны продолжать род... словно вырождение - это вирус, который не лечится...


Кэлхун сделал вывод, что при превышении плотности населения, в популяции возникает прослойка «изгоев». Которая словно «заражает» остальных. «Социальная скученность» приводит к уничтожению смысла «социальных связей» и способствует переходу всего общества - в такое состояние, когда при низкой смертности нормой становится примитивное «аутистическое» поведение, ведущее к полному вымиранию популяции.

Будучи католиком, Кэлхун описал распад общества как «Мышиный Апокалипсис», придумав понятие «смерть в квадрате» (death squared). Сравнивая «смерть духа», которую мыши переживали еще при жизни - с «первой смертью»...


Выводы из этого можно сделать разные:
С одной стороны — можно увидеть Европу.
С другой — наши собственные мегаполисы.
Именно так мы сами должны выглядеть — из арабских стран и из средней Азии.




Наши мегаполисы постоянно «обрабатываются» и обновляются приезжими из провинции. Столицы постоянно поглощают и «перерабатывают» все новых иммигрантов, которые заменяют деградирующее и вымирающее «коренное население»...

Тот кто видел — может понять, это не столько про Москву...
Это про Нью-Йорк и Прагу, Берлин и Сидней,
но так же про Шанхай и Гавану, Найроби и Калькутту....


Есть еще один вывод, который следует из экспериментов Калхуна. Своим социальным общением и культурным наследием — человечество должно пытаться как-то управлять. Если тебя интересует будущее. То нельзя бояться «экспериментов над собой».

Свое общение, свой «культурный бэк-граунд» следует периодически чистить, чтобы он не тянул тебя — вниз.



Наша История, Герои нашего прошлого - это такое же «общение». Они влияют на нас. Это и наши «социальные связи». Ведь влияние «дедушки Ленина» на нас — никак не меньше, чем влияние к примеру, соседа по дому. События нашего Прошлого, многочисленные «покойники», которые окружают нашу память — это даже больше, чем социальные связи, хотя бы потому, что спорить с очевидными фактами нашей истории — не принято. Как бы ни хотелось порой.

Эти «уроки истории» нас во многом определяют, сковывают, нами управляют, влияют на нас.

Если хочешь управлять настоящим, то надо держать свое прошлое и подсознание - на правильной диете. Ведь мозг намного слабее желудка. Мозг не может (извините) блевануть. Мозг не может пропустить вредную информацию (через извините кишечник) наружу. Мозг собирает любой мусор. Мозг отчаянно цепляется за наркотики. Именно мозг подсаживает нас на СМИ...


И если нельзя - «прорезать» свое окружение, то можно управлять своим прошлым... Многочисленные признаки фальсификации с историей убеждают, что прошлое — непомерно раздуто. Его можно (и нужно) сжать в 10 раз, скатать его, как коврик. И пусть оно выглядит как палка. Как новый полезный ресурс. Не как перина, на которой можно только разлечься и спать, а как предмет, которым можно врезать по наглому соседу или сбить с дерева фрукт.


Известно, что человек на 70% получает информацию, с того, как ее носитель выглядит, на 20% -с того, как он говорит и только 10% - с того ЧТО он говорит. Надо делать поправки на богатство подсознания,
Оно всегда дособерет больше 90%.
Лишние 90%, дорисованных подсознанием, - это лишние «покойники», нарисованные нашим подсознанием и мешающие нам в настоящем.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments