chispa1707 (chispa1707) wrote,
chispa1707
chispa1707

Долг помещика и логика общины (важно)

ОБЩИНА:
До закрепощения лицом деревни в глазах закона является барин.
С момента закрепощения община отделяется от барина и становится в глазах закона самостоятельным лицом.
Чтобы крестьянин ушел в город, ходатайствует перед МВД о выдаче паспорта община через своего старосту.
С барина обязанность ходатайствовать по делам крестьян в 1861 году снята официально - черным по белому.
Поэтому мужик сам уйти в город не может, и единственный, кто его прикрепляет к земле, - это его же община.
Еще раз: единственный крепостник - сама крестьянская община.
Помещик был тираном ДО введения крепостного права, а теперь ему пофиг.
***
Коллективная ответственность возникала трижды: в 1861, в коллективизацию и в 1980-х (бригадный подряд).
Во главе коллектива - личности, способные на конфликт, что удобно всем остальным.
Если кто нажрался и спит под конвейером, мастеру непременно выскажут: мы тут мантулим, а КТУ нам будет одинаковый!
И мастер найдет виновного и от своего имени скажет: я вас предупреждал? Предупреждал. Все, КТУ по итогам месяца - 0,5.
Ровно то же в крепостной общине. Плохо себя показал, - в город не отпустят, отправят навоз за свиньями убирать.
***
Это удобная схема: коллектив быстро исчерпывает скрытые резервы, и через пару лет новый уровень становится нормой.
Так оно и было. 20 лет с 1861 по 1881, и стало ясно, сколько стоит крестьянская земля, и сколько за нее сдирать с крестьян.
Сначала колхозы с паями, а потом их всех оптом "добровольно" переводят в совхозы - на зарплату.
Сначала бригада упирается, пытаясь заработать по 500 рублей, а потом ей обоснованно режут расценки - до нормы.
Это все - одна и та же схема.
***
До закрепощения этой схемы нет. Все общее, то есть, барское, и у всех "повременная оплата". Напрягаться смысла нет.
Поэтому рано или поздно наступает момент, когда у помещика перестают возникать излишки. Но вот общине это пофиг.
***
ПОМЕЩИК:
Главный вопрос: откуда у помещиков появились долги? Совершенно точно это не от жизни не по средствам. Это внезапное.
В родоплеменной схеме рано или поздно возникает ситуация, когда все общество пронизано иерархией старших и младших семей.
Если младший родич с крестьянами не справляется, его убирают. В Юрьев день. Сразу после подсчета урожая.
Однако в ситуации, когда излишки перестают возникать практически у всех, сменой помещика уже не обойтись.
***
Поскольку всегда и во всем виновен только крестьянин, с них и начинают: вводят крепостной "бригадный подряд".
За право кормиться на выделенной вам земле, вы обязаны отработать на хозяйском участке. Дармоедов нам не надо.
Сколько урожая снимете со своей земли, - дело ваше.
И в общине тут же появляется свой "микропомещик" - староста из самых сильных крестьян. Сливки всегда будут у него.
Причем, между старостой и помещиком непременно возникнет сговор, - он не может не возникнуть, по массе причин.
Но главное, у помещика при такой системе впервые появляется гарантированный излишек, свободный от ситуации в общине.
Если на землях помещика все взошло, а на крестьянских не взошло, помещик даст зерна только в обмен на доп. труд.
Барщинный труд, выраженный в трудоднях - основной капитал помещика, отделенный от общины. И это меняет ситуацию.
***
Едва на селе появляется новый капитал (и это не земля, а именно труд), начинают распадаться семейные связи дворян.
Ротация плохих младших родственников утрачивает смысл. На фига старшему доля в урожае, когда можно стребовать деньгами?
И младшим помещикам предлагают стать собственникам - за долговую расписку с процентами, и деться тому некуда.
Это важнейший момент, объясняющий отсутствие серьезных мятежей, - помещику действительно некуда деваться.
***
Стоит подчеркнуть, что вольности дворянству могут быть даны только синхронно с закрепощением крестьян.
До акта раздела земель на помещичью и помещичью в пользовании общин, еще нет капитала в виде барщины.
Что-то помещик может выдавить из крестьян силой, но системой это не станет, а долги помещиков именно системны.
***
Уставная грамота, регламентировавшая количество барщинных трудодней, которыми крестьяне обязаны помещику - и есть основание, позволяющее точно вычислить, сколько на деле стоит помещичий пай, и сколько он должен отдать наверх, чтобы когда-нибудь стать частным собственником.
Именно отсюда кратковременное запрещение продавать крестьян без земли: уменьшение числа барщинных дней формально понижает стоимость поместья в глазах начальства, а значит, и будущие долги помещика. Если бы не запретили, помещик попросту выгнал бы своих крестьян на волю, снизив стоимость поместья до нуля, а потом этих же крестьян нанял как батраков. И никому ничего не должен. Похоже, что именно так поступили кое-где в Англии в период огораживания. И этот горький опыт англичан был учтен.
***
И вот, появились уставные грамоты, и помещики вошли в долговые обязательства перед своими вышестоящими родичами.
Понятно, что поначалу дело идет бодро, и сливки снимаются активно, но проходит 20 лет, а воз и ныне там: помещики все еще должны.
Начинается ропот - не крестьянский, а именно помещичий. Земли начинают попросту бросать. А это наверху не надо.
Поначалу государство вмешивается в процесс непосредственно - как кредитор дворянства. Не помогает.
И тогда запускается второй этап образования нового капитала: теперь уже основанного не на барщине. а непосредственно на земле. Крестьянские общины своими долгами позволяют помещику расплатиться, - там реально был взаимозачет.
И для крестьян выкуп земли ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ, с ними никто особо не советуется. Загоняют в долговую кабалу насильно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments