?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Формирование долговой ямы
Веселый
chispa1707
Если купец договорился с добытчиками соли, ему надо их как-то за собой закрепить, лучше если долгосрочным договором встречных поставок провианта. И тут же возникает риск срыва сделки, - у крестьян может случиться неурожай. Если оставить соледобытчиков на зиму без еды, они вряд ли вымрут, - уж очень хорош товар, - но вот купец получит отлуп от кормушки навсегда. То есть, купцу на этот случай нужен страховой фонд в виде складских запасов.

Голод редко повсеместен, а держать запасы в виде 100 % годовых поставок накладно. Скорее всего, купцы договорятся о создании общего страхового фонда на всех, скажем процентов на 10-15 от годового оборота. Хранить такой фонд в одном месте опасно, лучше если каждый купец всегда имеет эти 10-15 % у себя, а если кто-то из содружества пролетел, будет произведен взаимозачет, и купцу помогут. То есть, страховое дело обязано быть ОЧЕНЬ старым.

Как поступают с тем племенем, что сорвало поставки зерна? Думаю, ему будет предъявлен счет за понесенные убытки, причем не в размерах страховки (это личное дело купца), а на весь расчетный убыток. Причина жесткости: страховой фонд надо чем-то пополнять, а никто на это не рассчитывал. Если же неурожай всеобщий, горняки и металлурги останутся без еды и предложат свои товары иным купцам, а эти быстро останутся без сети.

Стремление купцов монополизировать весь речной бассейн и подстраховаться на все случаи жизни закономерно. Рано или поздно установится статистика голодных лет, и купцы начнут загодя к ним готовиться, - просто чтобы не срывать налаженных отношений с теми же горняками. А вот село попадает в не особо выгодную ситуацию.

Ясно, что село свои собственные запасы делает, но оно все равно уязвимо. Один град, и урожая нет. Да, запасы на складах есть, но поставки купцам сорваны, а именно этот посевной сезон целиком пустой. Если голодных года два подряд, придется занимать даже на посевной материал.

Сосед-крестьянин в такой ситуации займет вряд ли; ему самому страшно остаться без запасов. Плюс, крестьянин крестьянину - конкурент; если деревня за лесом вымрет, их пашни можно присвоить. Крестьяне за луга топорами секлись даже в отсутствие угрозы голода. Нельзя показывать соседу, что ты ослаб, а значит, надо занимать у купцов. И вопрос о лихве здесь будет поднят совершенно точно, и крестьянин на эту лихву идет.

Здесь особенно видно противоречие: ссудный процент - грех, но я ни разу не встречал попреков в адрес того, кто ссужает не золото, а посевной материал. Причина очевидна: хочешь выжить, - молчи и кивай. Испанские и немецкие крестьяне легко подписывались под пустыми для них лозунгами и пополняли ряды отрядов, уничтожавших городских ростовщиков, и никто не возвысил голоса против реальных владельцев реальных продуктовых запасов.

Семилетний голод (а такие случались) делает возврат долгов невозможным. Сбой климата, когда посевы бьет град, или они вымокают, или на них садится кислотный туман от Везувия, заставляет влезать в долги по крупному. Грубо говоря, при норме урожая сам-семь крестьянин проедает пять из семи частей. И когда кончаются все запасы, крестьянин вынужден занимать уже не одну часть (на посев), а все пять - весь год надо чем-то кормиться.

Ссуда в размере годового урожая при самом щадящем проценте станет проблемой. Ссуда в размере 5-7 урожаев подряд становится невозвратной.

Ситуация для крестьян усугубляется разобщенностью общин: соседи друг другу конкуренты, а что там вдалеке, никто не знает. В результате, если у кого-то случился урожай, и он отдал его купцам в погашение долга, купцы тут же передают урожай гибнущим общинам - на еще более жестких условиях, чем прежние. Результат: титанических размеров долговая яма - на всю Европу.

Винить ли в этом купцов? Не уверен. Уверен в другом: без их координаторской деятельности народа погибло бы втрое больше. Размер ссудного процента отделяет тех, кто может, от тех, кто не может его выплатить, то есть, по сути, тех, кто рассчитывает выжить, от тех, кто способа выжить даже не видит. Купцы спонсировали тех, кто может и видит, и это не ошибка, это расчет.

ОБРУШЕНИЕ ПЛАТЕЖНЫХ ЭКВИВАЛЕНТОВ
Параллельно сети товарного обмена быстро обязана была появиться сеть платежных эквивалентов, например, соли и серебра. Это удобно, поскольку, чтобы расплатиться, не надо гнать караван барж с зерном через всю Европу. Достаточно одного небольшого судна с солью. Многолетний голод все эти эквиваленты быстро, обвально обесценил, и ростовщики попали.

По сути, в период такого голода перетряхивается вся экономическая иерархия целиком. Ростовщики, купцы и крестьяне попадают на долги либо вырываются в кредиторы достаточно прихотливым образом, но в целом, как сословие, выигрывают купцы, державшие на момент катастрофы самый ликвидный вид капитала - склады с провиантом. Именно поэтому семьи, ставившие Пап, а затем и королей, - купеческие, а не ростовщические и не земельно-аристократические.

ПАПЫ И КОРОЛИ
Только что было сказано главное: Пап, а затем и королей ставили купеческие семьи. Король ведь без одобрения Папы королем не становился, а если становился, то ненадолго. Здесь и были заложены первичные, пока еще черновые границы будущих государств.

ЗАПРЕТ ССУДНОГО ПРОЦЕНТА
По факту запрет коснулся только финансового капитала - ростовщиков, стоявших НАД купечеством, - именно ростовщиков и сбросила купеческая революция. Давайте посмотрим, что было можно:
Фома Аквинский допускал получение кредитором от должника возмещения за неполученную прибыль.
Был разрешен штраф за несвоевременное возвращение долга, и эта ситуация для голодных лет идеальна.
И главное: кредитор-сеньор имел право брать процент с должника-вассала.

Этот последний пункт позволял обходить религиозный запрет повсеместно, и именно так построена вся феодальная система: сеньор берет со своих вассалов ежегодную лихву в виде десятины, и это не запрещено. Это процесс, обратный монетизации власти; это прямое превращение хронической задолженности во власть. Склонен думать, что в ряде случаев десятина это именно старый, в принципе невозвратный долг.

СМЫСЛ ЗАПРЕТА
Глянул критиков. Прямо ссудный процент в Новом Завете не запрещен. Таким образом, постановления Лионского и всех прочих соборов носят узко-национальный характер, нацеленный исключительно на выдавливание евреев из сферы обращения платежных эквивалентов. Евреев тут же сменили христианские ломбарды, занимавшиеся ровно тем же самым, но под прикрытием религиозной благотворительности. Запрет носил временный, неабсолютный и продуманно обходимый характер. Купцы прекрасно понимали, что именно ссудный процент (лихва) и создал запасы, и этим спас три четверти населения Европы, когда грянула беда. И уж тем более они понимали, что только ссудный процент позволяет планировать экономическое будущее региона.

Функция банковской сферы с ее постоянным 5-10 % налогом на жизнь довольно хорошо сопоставима с функцией гликогена в организме, а дисфункция банковской сферы - с раком печени. Калории могут отложиться в двух видах - в виде гликогена, дающего энергию жизни, и в виде жира на талии, и если ссудный процент запрещен, калории двинутся в сторону талии. Султанские дворцы посреди нищей страны это именно жир, не гликоген. Гликоген любит растрачиваться, а потому искать его надо в КБ и на заводах.

Наша проблема - не натуральная лихва, а бумажная, ничем не обоснованная эмиссия. Первое - и есть прогресс, а второе - обычное мошенничество.

ПОЯВЛЕНИЕ ТОВАРНЫХ БИРЖ
Это для меня ключевой момент экономической истории. Купец очень сильно завязан на кокретные договоры с конкретными людьми. Каждая его сделка имеет ответственное лицо на той стороне. Отход от уникальности отношений означает финансовые потери. У кого-то, например, берешь много - потому что он удобно расположен, пусть даже у него чуток дороже...

Товарная биржа это все налаженное годами ломает напрочь, целиком. Ты видишь партию зерна в Лионе по цене 5 франков за мешок, и это основное, что известно покупателю. Личные купеческие связи не имеют значения вообще. Перед нами - революция, обязанная иметь четкие-четкие социальные причины.
Метки:

  • 1

В этой схеме крестьянин суб'ект договора\ссуды? или суб'ектом является муж главной женщины?


Однозначно муж.
Крестьяне бывают субъектами в отдельных случаях, - когда они за пределами общины.

Но почему именно десятина?
Думается что десятина рудимент заботы о лишних людях, например первенцы.
Деситины хватало сеньеру чтобы заботится о своих первенцах (сиротах).


"Как поступают с тем племенем, что сорвало поставки зерна? Думаю, ему будет предъявлен счет за понесенные убытки, причем не в размерах страховки (это личное дело купца), а на весь расчетный убыток."

Кстати, именно так работают смарт-контракты на эфириуме и других блокчейн-решениях. Только в современном мире в цепочке контрагентов они запросто могут быть незнакомы и даже не знать друг о друге - главное каждому выполнить свою часть контракта вовремя, иначе потеря всего "уставного капитала", внесённого этим просрочившим в общую казну (в токены смарт-контракта)

Тут есть один неясный и неочевидный момент:

Как поступают с тем племенем, что сорвало поставки зерна? Думаю, ему будет предъявлен счет за понесенные убытки

Думаю, что по сути вы всё же правы, хотя если дословно, то так не должно быть и вряд ли было. Ведь с какого перепугу крестьянин должен отвечать перед купцом за дела божьи? (Идиотические случаи, конечно же, никто не отменял, но таких было считанные единицы, погоды не делающие). Наверняка здесь были какие-то дополнительные социальные механизмы. Скорей всего прямо следующие из матрилинейности.
Вот вы прямо пишете про спасение купцами множества народу от голодной смерти. Но купцы - они ведь в горизонтальных отношениях только по отношению к другим племенам, в том числе и купеческим же. Тогда старейшина рода, реализовавший спасение, вполне может стать старше старейшины спасённого рода, сменив горизонталь на вертикаль. Более того, подобный расклад более уместен. Ведь, фактически, он именно "божьим провидением" спасает другой род от "гнева господня", от смерти то есть. Но купцу не нужно расширение своего рода, поскольку избыток тружеников-купцов не очень нужен, а с другой стороны именно горизонтальность отношений сыграла роль "руки провидения" в данном случае. И вот тут и должно возникать, впервые ли, вновь ли, замена вертикали, которая сама напрашивается, коль старейшина-купец оказывается "главнее" старейшины крестьян, на не столь вертикальную, но всё же далеко не горизонтальную систему вассалитета. "Я тебя спас, но не требую идти под мою руку, а всего лишь требую "переписать" на меня твою землю и платить мне десятину. И это и по-людски, и по-божески. Одновременно купец автоматически обеспечивает себе увеличение ресурса для страхования от убытков - обменный фонд может погибнуть или израсходоваться в катастрофе, а вот возникшие отношения уже никуда не деть.
Да возникающие новые отношения можно охарактеризовать так: смена абсолютной власти главы рода на более мягкую и человечную практически королевскую власть. То есть королей и пап ставило купечество и, по-идее, из рядов купечества же. Тут же рядышком где-то подразумевается, что новый вид власти (новых взаимоотношений) - от руки провидения.

Может где и слажал в построении, но должно было происходить что-то такого типа, нежели заставлять отвечать крестьян за дела божьи.

Очень внятно и логично. Солидарен.

  • 1