chispa1707 (chispa1707) wrote,
chispa1707
chispa1707

Category:

А-02. Основное

Это уже было отчасти сформулировано. Похоже, что пишу этот пост, прежде всего, для себя.
Село обречено на экономическое подчинение городу, поскольку города держат в руках торговлю и предопределяют все экономические расклады. Финкап в лице города обречен на развитие через торговлю с селом и за счет села.
***
Предварительные условия развития кредитной системы:
Долги это актив, поэтому возможности кредитора тем больше, чем больше кредиты. В итоге, чем больше возможности кредитора, тем устойчивее он на рынке. Долги - залог развития. В итоге, задолженности склонны к росту и в идеале хотят стать невозвратными.
***
Можно выделить три основные стадии развития финкапа:
***
1-я стадия. Общины, не успевающие отдавать долги, переходят во временное подчинение кредитору. Это и есть античное "рабовладение". При этом общины могут быть крестьянскими, цеховыми, торговыми, - сути это не меняет. После выплаты долга члены общины получают статус вольноотпущенников.
***
Промежуточная стадия.
Существует предел долга, за которым выплата процентов по долгу начинает превышать возможности хозяйства. Любой кризис провоцирует массовое создание подобных ситуаций. Если ипотека на квартиру была взята валютная, то после обвала 2008 года лишь часть ипотечников осталась способна завершить платежи. Большая часть встала перед необходимостью отказа от квартиры этого уровня цен. Однако в античности ипотеки нет. Земля - не товар и никак не оценена; товаром является коллективный труд общины. Поэтому безнадежно задолжавшая община платит тем, что ликвидно, - своим статусом, и переходит в кровно-родственное подчинение кредитору. На реальном положении общины это никак не сказывается, но вот верхушка меняется, и дары, положенные старшему родичу, начинают течь в другие руки. Катастрофа именно эту ситуацию необратимого кризиса и создала.
***
2-я стадия. До Катастрофы не было очень важной вещи - рынка долгов. Да, любой долг это актив, а значит, это торгуется, всегда так или иначе торговалось, но всеобщий рынок долгов, когда общин-должников так много, что владельцам прав на них конкретные общины безразличны, появился только по итогам Катастрофы. Это не рабство в том виде, в котором его живописуют, однако, уступая "долг общины трудом" за вознаграждение, бизнесмен передает из рук в руки не сам труд, а общину, которая трудится. Если долг невозвратный, можно говорить и о торговле людьми - небезоговорочной.
***
С порабощенной общины нельзя затребовать того, чего не затребует от ребенка родитель. Высечь - можно, убить - нельзя. Отсюда - корни всей этой неопределенности со статусом подневольного человека. Все прекрасно осознают, что подневольный человек - не товар; товаром является только его труд. Поэтому в купчих времен Екатерины II крепостных НЕ ПРОДАЮТ; продают только имение. Нет ни у кого такого права - продать человека.
***
Личные повинности подневольных (право первой ночи, право мертвой руки) следует отделять от должности трудиться, это не то же самое. Все личные повинности - способ оформления отношений (что-то вроде подписи), а не сами эти отношения. Отсюда однократный характер этих повинностей.
***
Тем не менее, при наступлении ситуации невозвратного долга необратимое подчинение человека кредитору наступает. И вот здесь требуется регламентация поборов с подневольного. Если регламентации не будет, наступит неизбежный саботаж. Размер барщины, десятины или девятины (была и такая норма) должен быть установлен. При этом община подчинена уже на постоянной основе. Это уже не долг, это иной статус.
***
В племенном устройстве постоянные зависимые отношения между разностатусными членами были всегда. Финкап ничего от себя не добавил, а просто использовал уже существующие нормы. В том числе, и поэтому описанная ситуация зависимости (крепости) - не рабство в том виде, в каком его подают. Крепостное право - реликт так называемого "первобытного коммунизма" - очень криво нами понятого.
***
Я сначала подумал, что единственное отличие между внутриплеменной зависимостью и крепостной, - право крепостника на отчуждение члена общины от общины (в рекруты, например), но понял, что и этого отличия нет. Племена этим инструментом отчуждения нормально пользуются - для собственных целей.
***
На этом этапе актуален Юрьев день, когда сеньор меняет своих управляющих над общинами (ленников, а по сути, арендаторов) на других.
***
3-я стадия. Любой рынок иерархичен. На крестьянами - староста, над старостой - скупщики, над ними - оптовые базы, рядом (и при этом чуть выше) - городские скупщики и торговцы, над ними - хозяева рынков (буквально - короли, как пишет немецкая википедия), но и над ними кое-кто есть - те, кто держит соль и металл - главные платежные эквиваленты. Вроде как у каждого свой бизнес, но в глазах рынка соледобытчик все-таки повыше земельного магната, поскольку именно соледобытчик устанавливает пропорции цен.
***
Поэтому когда кризис обваливает крестьянские общины, те тащат за собой вниз всю пирамиду над собой. И в итоге остается лишь один уровень, где есть шанс (только шанс) говорить с конкурентами на равных - уровень финкапа.
***
А теперь покажу то же самое, но иначе: крестьянские хозяйства обваливаются лишь тогда, когда валится главный босс над ними, - тот, что договаривается о ценах. Сначала с плеч слетает голова, и лишь затем туловище падает на землю.
***
И, кстати, если пирамида обваливается, крепостными становятся не только крестьяне, а вся пирамида.
***
Напомню:
1833 г. в Восточной, а с 40-х гг. и в Западной Грузии, освобождаются многие княжеские дворяне с землею или без, одаренные сословной независимостью
Источник: Очерки истории Грузии. Том 5. Т.5 : Грузия в XIX веке / [Ред.: М. Гаприндашвили, О. Жорданиа] - , 1990 - 614с. : ил. - - Библиогр. в подстроч. примеч. - ISBN 5-520-00499-4 : [4л.], 18500экз. [MFN: 2513]
***
Екатерина II даровала дворянам реальную вольность - не умозрительную.
***
В такой ситуацию десятину платят все - всем, снизу доверху. Но есть и "но": крестьянину деться некуда, а вот земельный магнат имеет полный набор возможностей укрывать десятину от учета. И глуп будет тот представитель финкапа, что удовлетворится этой фальшивой десятиной, многократно меньшей, чем должна быть. Именно поэтому кажущаяся столь стройной система тотальной пирамидальной подчиненности уступает место идее выкупа десятины в ипотеку.
***
И едва ленник (а ленники в такой ситуации почти все) соглашается на выкуп десятины в ипотеку, ротация ленников над конкретной общиной прекращается, а Юрьев день становится излишен.
***
ПОВТОРИМ ПРОЙДЕННОЕ ВКРАТЦЕ:
1. Античность. Долги временные, "рабство", соответственно, срочное.
2. Феодализм. Долги невозвратные, зависимость вечная, но регламентированная. Все платят всем снизу доверху - или барщиной, или десятиной, или девятиной. Юрьев день.
3. Вольность дворянам. Личные повинности дворян отменены. Точнее, заменены договором с банком - в конвертируемой валюте. Юрьев день отменен.
4. Примерно через 24 года лены будут выкуплены, и настанет очередь крестьян.
***
СМОТРИМ, ЧТО В МОЕЙ РЕКОНСТРУКЦИИ
Десятина впервые упомянута в 1791-м, продержалась с 1812 по 1857 год, очагами и позже - как исключение.
Юрьев день впервые упомянут в 1790-м году. Активное упоминание в 1835-1848 гг.
Правильная пара. Разный финал оправдан, так оно и было - по-разному. Это региональные нюансы.
***
Отмена или замена десятины впервые упомянута в 1845 году, активно отменялась в период 1855-1865 гг.
Отмена Юрьева дня - 1841-1856 гг.
Вольности дворянству - 1854-1861 гг.
Правильная тройка.
***
Все нормально сходится. Но все придется перебирать вручную, поштучно.
Tags: Алгоритм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments