chispa1707 (chispa1707) wrote,
chispa1707
chispa1707

Categories:

Развитие финкапа. Закрепощение

Это пост-размышление. Финансового образования у меня нет, точной информации мало, поэтому опираюсь и на логику тоже. Поначалу местами буду повторять пройденное.
ПИРАМИДА ДОЛГОВ
Село попало в долговую кабалу не само по себе, а рамках пирамиды отношений:
1. Внизу деревенские общины
2. Над деревенскими общинами стоят ленники
3. Над ленниками стоит их сеньор - земельный магнат
4. Над магнатом стоит ростовщик, в Европе это обычно монастырь или орден, и лишь изредка - семья
ОБЩИНА
Община подчиняется леннику по-родственному, то есть, сама община никому не должна. Рыночных отношений для общины не существует, поскольку все внешние отношения - прерогатива старшей парантелы, то есть, мужа деревенской принцессы. Община отрабатывает барщину, но, пока земля не разделена (в России это случилось в 1861 году), земля общая, и барщина эта родственная - вроде как помочь старикам огород вскопать. Иногда барщина смешная: лягушек в пруду пугать, чтобы барыне спать не мешали, или, например, котел каши и баранья нога один раз в год. Это реальные примеры, и монетизировать такую барщину сложно.
ЛЕННИК
Ленник в самом сложном положении. Крестьяне отрабатывают свою барщину, порой не особо прибыльную, а вот ему надо отдать своему сеньору реальное зерно, поскольку он берет деревню в кормление на конкретных условиях. На каком-то этапе ленников начали вытеснять министериалы - профессиональные управленцы, берущие в работу по сотне и более деревень, но информации об этой важной социальной прослойке практически нет - ни дат, ни событий, ни схем работы.
ЗЕМЕЛЬНЫЙ МАГНАТ
Магнат берет оговоренную с ленниками своих деревень долю зерном и выходит с этим зерном на рынок. Именно поэтому магнат - основное лицо, имеющее дело с монетой, и если пирамида попадает в долги, выраженные в монете, эти долги сделал магнат.
УТОЧНЕНИЕ
Может возникнуть вопрос, кто все-таки выходил на рынки с зерном - ленник или магнат. Поскольку сеньоральные отношения возникли за тысячу и более лет (на традиционной шкале) до введения серебряной монеты, все эти тысячу и более лет магнаты получали должное с ленников натурпродуктом. То есть, товарные объемы зерна исторически концентрировали магнаты, и нет оснований считать, что магнаты вопрос сверхважных торговых отношений выпустили из рук и передали ленникам.
РОСТОВЩИК
Чаще всего ростовщиком является монастырь. Более того, чаще всего операции с зерном опять-таки проводят монастырские сети. Это - единственные сети в этом секторе экономики, и потому у них есть интересная фора: они способны диктовать цены магнатам. Да, магнат может взбрыкнуть, но предложить зерно иной сети означает сбросить цену - за дополнительный перевоз.
МОНАСТЫРСКИЕ СЕТИ
Специально повторяю и делаю на этом акцент: монастырские и орденские сети - единственные сети Европы, работавшие с зерном. Иногда поминают евреев, но все упомянутые случаи мелкие, максимум, речь об одной сделке. И именно потому, что монастырские сети это именно сети, они способны диктовать цены селу.
РОЛЬ МОНЕТЫ
Монета радикально отличается от токена. За токеном стоит обещание товара, а потому токен плохо подходит для накопления. Зерно может сгореть, шкуры - сгнить, и токен до следующего сезона останется неисполненным обещанием. Монета стоит ровно столько, сколько в ней металла, - прямо сейчас, а потому для накопления подходит. И вот монету держали в первую очередь опять-таки орденские и монастырские сети. Только у Ватикана было 36 монетных дворов, плюс каждый монастырь имел право чеканки. Кто держит серебряные рудники, тот и чеканит, а кто чеканит, тот и держит в руках рыночные цены.
МАНИПУЛЯЦИИ ЦЕНАМИ
Есть иллюзия, что монета из драгметалла это надежно. Однако, совершив много дополнительных покупок, монастырь способен де-факто обрушить цену серебра, а придержав монету, - поднять. Нет сомнений, что эти простые механизмы использовались очень активно, - перед закупками зерна у магнатов точно. Это выглядит как рост и падение цен на зерно, однако в обмене участвуют два товара: зерно и металл, и спекуляции можно проводить с любым из них, но с металлом удобнее - монета лучше хранится. Магнат подобных механизмов влияния на цену не имеет; у магната слишком уж много конкурентов, а сложиться в сети магнаты так и не смогли - по крайне мере, упоминаний о таких сетях нет.
КАБАЛЬНОЕ РАБСТВО
В такой ситуации кабальное рабство земельного магната неизбежно - вопрос времени. Таковое рабство элиты (а вовсе не крестьян) внятно описано у древних римлян и предположительно приводит к необходимости выплачивать десятину - вплоть до погашения долга.
НАРАСТАНИЕ ТУПИКА
Понятно, что магнат пытается выдавить эту дополнительную для него десятину из ленников, а ленники - из крестьян, однако ответная реакция ожидается одна: саботаж. В отличие от своего сеньора, крестьяне и ленники - не рабы и ни на что такое не подписывались, - принцип "вассал моего вассала не мой вассал". Проблема решилась бы, если все владения магната перейдут к ростовщику, но это не всегда возможно: монастырь присвоить имущество магната может (поэтому треть крепостных принадлежала монастырям), а частное лицо - далеко не всегда, например, потому, что не имеет нужных титулов. Стоит помнить, что родовое имущество неотчуждаемо - в России так было вплоть до конца 19 века. То есть, взять баронессу в жены (если ты равен титулом) и управлять от ее имени можно, но лишь для равных титулом.
СЛОЖНОСТЬ СИТУАЦИИ
В Кур- и Ноймарке в 1771 году средний уровень задолженности составлял 53% стоимости поместий, но лишь 15% в долгах более 100%. Скорее всего, так было везде и всегда: в кабалу попадали далеко не все. При этом, 53 % от стоимости поместий, в среднем, это чрезвычайно много. Перекрышевать все это по феодальным правилам означает массовую замену земельной элиты, причем, самой верхушки этой элиты, что невозможно даже чисто технически.
ДЕСЯТИНА НЕ ВЫХОД
В античной традиции эти долги попросту списали бы на четвертый год, и общество двинулось бы дальше. Так и попытался сделать загнанный в угол Папа перед 1524 годом и получил в ответ массовый выход германских городов из католичества. Можно было бы так и оставить десятину, но ежегодная десятая часть урожая не способна закрыть долги, составляющие 53 % от стоимости поместий. Сегодня - то же самое: московский менеджер, получающий 60 тысяч рублей, не выкупит квартиры стоимостью в 6 млн. рублей, если будет платить десятую часть доходов - 6 тысяч рублей ежемесячно; проценты по кредиту будут нарастать быстрее.
ИДЕЯ ВЫКУПА
Идея выкупа - строго ростовщическая. Ростовщики прекрасно понимали, что это тупик, а десятина будет год от года снижаться, просто потому, что крестьяне - первоисточник зерна - не рабы, и платят ленникам не долговую десятину, а просто отдают оговоренную барщину. Поэтому ростовщики предложили магнатам ту схему, что понимали: кредит.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Схема будет заведомо неполна, поскольку мы еще не рассматривали соотношение цен, к примеру.
НЕМЕЦКАЯ СХЕМА
Схема очень проста, а главное, немцы единственные, кто ее отважился показать, пусть и кусочками.
БАНКИ
Ответственность за выкупную операцию берут на себя свежеорганизованные банки. Значатся они как государственные, однако надо понимать, что государства еще нет: нет государственных судов, нет гос.полиции, нет гос.каторги, нет гос.образования, нет гос.медицины, нет гос.армии. Все эти институты есть, но принадлежат сеньорам, в том числе орденским и монастырским, а сеньоры не есть государство. Сеньор может посадить преступника в каменный мешок на 20 лет, и король не вмешается, - это не его юрисдикция. Кто именно стоял за свежеорганизованными гос.банками в той же Пруссии, вопрос открытый. На деле люди, стоящие за банками, и есть ростовщики, играми с монетой загнавшие магнатов в долговую яму. Других финансовых игроков в Европе просто не было.
ДОГОВОР МЕЖДУ БАНКОМ И МАГНАТОМ
Поскольку магнату в рамках сеньоральных отношений должны ленники, - единственный источник реальных активов (зерна) - коммерческие долги магната банку вешаются на ленников. В принципе, это в рамках средневекового права: вассал обязан впрягаться деньгами, если сеньору это очень нужно. Банк как бы выплачивает магнату всю сумму долга ленников. На деле, магнат получает ценную бумагу, по которой будет ежегодно получать привычную ежегодную десятину. В конце выкупной операции - через 14-25 лет - банк выплатит магнату оговоренную полную стоимость всех попавших в залог поместий. Именно это обещание и является основным условием, делающим бумагу ценной, то есть, котируемой на рынках ценных бумаг. На практике, когда дело дойдет до выплаты финальной суммы, банки быстренько обанкротятся.
ПОЛОЖЕНИЕ ЛЕННИКА
Самое нижнее и самое главное звено, на которое можно наехать с финансовыми требованиями, - ленник, он же - помещик, и он же - мелкий дворянин. По завершению выкупа ленник навсегда оставался на общинной земле в качестве главного над крестьянами, и магнат уже не мог его заменить и вышвырнуть на улицу. Это хорошая приманка. При этом ленника ждали ежегодные выплаты банку чуть больше привычной десятины от 14 до 25 лет, - срок зависит от региона и степени задолженности. Очень важно, что ленники платят не магнату, а напрямую банкам, что делает ленника полноправным представителем элиты с правом голоса в парламенте. Едва ленник подписал кредит, его уже нельзя ни бить по щекам, ни заставлять подмывать сеньора после утреннего туалета. Ленник впервые свободен.
КРЕСТЬЯНИН
Крестьян требовалось прикрепить к земле на все время выкупа ленов. Именно крестьянин создает прибавочную стоимость, из которой будут выплачиваться кредит и проценты по нему. Важно то, что кредит в итоге будет выплачиваться по буржуазным правилам, а вот дополнительное зерно из крестьян будут выколачивать по-семейному, по-простому, не упоминая, кто и сколько на них заработает. Эта правовая разница в рамках единого процесса и есть фундамент схемы.
ИНДЕЕЦ = КРЕСТЬЯНИН
Совершенно та же двуликая схема отработала в колониях. Индейцы, подчиненные белым мужьям своих принцесс, работали на шахтах по-родственному, по-семейному - в такой ситуации не откажешься. Вот только добытое ими в шахтах серебро уходило на сторону и в обратно в племя  в виде адекватной товарной массы не возвращалось.
ЕСТЬ ЛИ НАРУШЕНИЕ ЗАКОНА?
На мой взгляд, в этой схеме нарушения законов нет. Старшая парантела не обязана отчитываться о своих действиях перед младшими. Но вот если бы встал вопрос о разделе, то все активы племени были бы разделены поровну между 5-7 парантелами, и белому мужу индейской принцессы досталось бы не 99 % активов, а только седьмая часть. Не исключаю, что кто-то так вопрос ставил.
ВЫКУП ВЫГЛЯДИТ КАК АФЕРА
Может показаться, что реальных активов на выкупную операцию в полном объеме у банков, не было. Скажем, в Пруссии в среднем долги составляли 53 % от стоимости имений (в менее развитых регионах ситуация наверняка хуже). 53 % имений охватывают примерно 48 % населения страны. Чтобы совершить операцию по выкупу честно, ростовщики должны располагать, грубо говоря, правами чуть меньше, чем на 48 % всех активов Европы. Могло ли так быть? Не поручились ли ростовщики перед магнатами теми активами, которыми не располагали? Тем более, что в конце магнатов большей частью кидали, и финальная выплата обычно сгорала, например, в Венском крахе 1872 года...
АКТИВЫ ГОРОДА И СЕЛА
В первой трети 19 века городское население России составляло 9 % от населения всего. Нет оснований считать, что в Европе 16-18 веков соотношение в пользу городов было лучше. Что из этого следует?
1. Численность горожан (9%) в точности равна избыточному провианту - больше еды, чем даст село, в городах не будет
2. Поначалу, до океанических плаваний город работает почти исключительно на село: серпы, ножи и так далее, и вот если смотреть, сколько городских товаров надо сами горожанам, то окажется что немного. Если смотреть пропорции численности населения, то на 9 ножей, оставшихся у горожан, приходится 91 нож, ушедший на село.
3. То есть, село выбрасывает на рынок и делает товаром 9% своей продукции, а город - 91 %. Позже, с развитием стойлового содержания скота село улучшит показатели, а город, с развитием внутреннего потребления (дороги, здания) - ухудшит, но в принципе расклад всегда именно таков.
4. Именно поэтому монета большей частью сразу идет в город, - 91 % товара, который можно оценить в серебре, сосредоточен именно в городах. И именно поэтому первые жертвы закрепощения - города. Искусственный соизмеритель стоимости, удобный для накопления, обязан разорять. Результат: города получают одно на всех право из расположенного за тысячи миль Магдебурга, купцов заставляют сбиваться в гильдии, а ремесленников - в цеха.
5. Соответственно права на городские активы в такой ситуации сосредотачиваются в банковском секторе - в виде залоговых бумаг, и вот эти бумаги, например, в Пруссии, вполне способны покрыть своей стоимостью выкуп 53 % прусских земель. В городах-то сосредоточен 91 % стоимости активов. То есть, выкуп это не обязательно афера.
6. Это приводит к выводу о закладке в то время мирового правительства, причем, пришедшего к власти безупречно законно.
СЕЛО КАК ИСТОЧНИК РЕАЛЬНЫХ АКТИВОВ
Сидевший на поставках опиума губернатор Индии Амхерст как-то обронил: «Есть три способа разориться: самый быстрый — скачки, самый приятный — женщины, а самый надежный — сельское хозяйство». Поэтому рассмотрим, как движутся денежные потоки непосредственно перед выкупом.
1. Магнат поставляет 100 % своего зерна городам за монету. На 20 % он купит для села то, что нельзя не купить, а 80 % в виде десятины передаст ростовщику в уплату долга
2. Ростовщик вложит полученные 80 % в город, и город получит полную загрузку: на 20 % полученных от магната, он поставит селу серпы и ножы, а на 80 % полученных от ростовщика он построит океанические суда и наклепает оружия для конкистадоров
3. В итоге товарное зерно села обеспечило функционирование города на 100 %, но город 80 % своих усилий потратит на снабжение океанических экспедиций кораблями и оружием, и только 20 % вернет селу в виде товара
ЗАКОНОМЕРНОСТЬ
Эта ситуация закономерна по чисто технологическим причинам. Новый прием в кузнечном деле может разом добавить 30 % производительности. Через 50 лет постоянный технический прогресс поднимет производительность горожан в сотни раз. На селе это невозможно. Вопрос, во что должен вкладываться финкап? Ответ - в город. Именно эту ситуацию, в которой село - объект непрерывной дойки, и зафиксировал наркоторговец Амхерст.
МОНЕТА И ПРАВО НА ВЛАСТЬ
Драгметаллы - всего лишь удобный для накопления товар. Ту же функцию выполняли опиум и соль, и если бы всего этого не было, было бы что-то иное. Да, монета словно предназначена для того, чтобы загонять в долговую кабалу целые сословия, но, вот что важно: никто никого не принуждает желать стабильности в виде накоплений. Люди склонны накапливать, и именно поэтому в итоге у ростовщиков скапливаются долговые обязательства чуть ли не половины населения. Эти обязательства есть власть. У ростовщика есть право управлять этими обязательствами, и вот это право управлять - основное, к чему на самом деле рвется человек. В коллективной гонке ростовщик победил - в тех правилах достаточно честно, и более того, самой этой победой ростовщик доказал свое право на управление теми, кто это право из своих рук выпустил.
МОЙ КОММЕНТАРИЙ:
В идеале это должно быть изложено в 30 строках, максимум. Выкладываю, как есть - с повторами. Читатель должен понимать, что куда движется. На сегодня формирую хронологический скелет всей схемы. 14-летний сдвиг реально достал, - не всегда понимаю, что это: случайность, закономерность или подлог.
Tags: Финкап
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments