chispa1707 (chispa1707) wrote,
chispa1707
chispa1707

НЭ. Ищу простых решений

ПРАВО СЕНЬОРА

ВОПРОС: на каком этапе групповое право на дефлорацию превратилось в монопольное право сеньора?
ОТВЕТ: когда численность мужчин племени перевалила за критическое число. Слышал, что в борделях рекорд – порядка 30 человек за рабочий день. Если в племени 300 воинов групповая дефлорация определенно невозможна, и приходится делегировать полномочия.

Это означает, что право сеньора (шамана, вождя) формируется на чрезвычайно раннем этапе эволюции, когда численность группы 50-100 взрослых особей.

Именно поэтому брак-похищение (предполагавший групповое соитие) сохранился только у кочевников, избегающих создания больших групп, что лимитировано оптимальными размерами стада. А у земледельцев, например, в долине Нила, где населенность достигает 1000 человек на квадратный километр ни о каком групповом праве и речи быть не может.

Те же простые механизмы видны по мере развития феодального права сеньора. Когда численность крестьян достигает критических значений, сеньор вынужден ограничиваться перешагиванием через кровать, а потом даже выехать на место становится так хлопотно, что проще взять деньги у жениха, самостоятельно доставившего выкуп в барскую усадьбу.

В Скандинавии, живущей хуторами, групповуха сохранилась именно поэтому, а не из-за страха вырождения. Племенные группы северян исторически невелики (из-за скудости природы). А для быстрого прогресса в брачных отношениях нужна высокая плотность населения.

ПРИДАНОЕ ИЛИ КАЛЫМ?

ВОПРОС: почему в мусульманских странах жених платит калым, а в христианских невеста обязана дать приданое?
ОТВЕТ: потому что мужская и женская работы в племени разделены и жестко взаимно табуированы.

Хронически беременная баба не высидит полгода в седле, поэтому скот – основа благосостояния – мужская сфера. Из-за скота мужчина объективно стоит намного дороже женщины, и решение об обмене женщинами (а не парнями) вместе с их собственностью – кошмой да поварешками – наименее конфликтно. Дружественным семьям проще обоюдно платить за невест, чем передавать друг другу женихов – вместе с их долями скота.

В земледелии основа благосостояния – земля, а земля – племенная собственность. И поскольку родство в племени считают по матери, то и земля переходит по матери. Мужик – сбоку припека, даже если пашет, как вол. Проще дать за женихом его плуг да топор, чем бесконечно передавать из рук в руки земельные наделы. Поэтому невеста сидит на своей земле (это ее неразменное приданое) и ждет жениха. Похищать такую невесту – без земли – бессмысленно.

Даже когда в Европе ввели патриархат, экономическая основа благосостояния молодой семьи (земля) так и осталась матриархальной.

МНОГОЖЕНСТВО
У скотоводческих народов позволить себе много жен может лишь уже ставший богатым (имеющий много скота) мужик. Это сильно стимулирует мужчин-родственников сохранять взаимовыручку: сначала тебе скинемся на жену, а потом и мне. И эта же схема на каком-то этапе тормозит прогресс. Скот это еще не все, нужны пастбища, что стимулирует расселение и (из-за отсутствия концентрации ресурсов) не стимулирует технический прогресс.

У земледельческих народов (в Африке и поныне) мужик станет богатым, в результате многократных браков и многократного получения приданого в виде земельных наделов. Именно поэтому рыцарь идет на оммаж и готов целовать сеньора в ж… лишь бы получить право на деву и причитающиеся за ней в качестве приданого пол-боярства. Взаимная выручка братьев здесь не поможет, - отсюда индивидуализм и быстрое выстраивание некровнородственной иерархии. На небольших площадях возникают многослойные социальные отношения и серьезная концентрация ресурсов.

Формально одно и то же – феодализм, а реализуется по-разному.

БРАЧНЫЙ СИМБИОЗ (ВЕРСИЯ)
Самое интересное происходит, когда эти два типа социального устройства сталкиваются. Брачные стратегии категорически не совпадают, хотя матриархат рулит и там, и там. И там, и там из-за ротации полов женщины и мужчины принадлежат разным родам, и формируют перекрестные семейные связи. И там, и там наследник – последыш, но у земледельцев – младшая дочь, а у скотоводов – младший сын. Это идеальный брак; он выталкивает семью на самый верх: у мужа много скота, у жены (а тем более, у нескольких жен) много земли.

И поскольку землю продать нельзя (она собственность племени под юридической властью высокородной девы), лучший способ концентрации ресурсов – выдать дочерей замуж за таких же скотоводов. Скорость узурпации всего и вся должна быть астрономической, - как в той задаче о шахматной доске и зернышках пшеницы.

И - ОЧЕНЬ ВАЖНО - кровнородственные отношения с обеих сторон стремительно разваливаются. Отдельно взятая состоятельная семья становится многократно сильнее всех родов под ними - как скотоводческих, так и земледельческих.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments