chispa1707 (chispa1707) wrote,
chispa1707
chispa1707

Categories:

Ценность человека

Попытаюсь максимально кратко. Реликты КАЖДОЙ ступени встречаются и сейчас.

Для растущего примитивного племени основная ценность - территория, а основная помеха - соседнее племя. Войны идут НА УНИЧТОЖЕНИЕ.

Когда расширяться некуда, отношение к человеку раздваивается.
а) если земля богата, и есть на что обменять урожай, то каждый новый человек это еще один работник;
б) если земля бедна, то каждый новый человек - лишний рот.
Отсюда корни трепетного отношения к детям в богатых местах (Одесса) и бытовая жестокость - в бедных (Тибет).
По-разному должны идти и войны. В богатых краях стремятся пройти в столицу и осуществить переворот - с минимальными человеческими потерями (Мексика 1519 года), а в бедных пограничные межплеменные конфликты могут растянуться на десятилетия (Афганистан).

В городах ценность человека (обычно ремесленника) особенно очевидна. Но и здесь есть раздвоение:
а) если рынок того, чем заняты горожане, растущий, город стараются сохранить;
б) если рынок уже забит, конкурентов стирают с лица земли, вместе с городом.
Это сейчас перенесено на целые страны. Ирак, занимавший второе место в мире по добыче, по сути, стерт. Вышки горят до сих пор.

"Углеводородный" подход приложим и к трудовым ресурсам.

Эпоха массовой христианизации и исламизации двойственна:
а) отражает понимание власти, что основной ресурс - человек. Католики вложили в христианизацию индейцев массу труда и денег, и социальный эксперимент в Парагвае, например, оказался более чем успешен.
б) говорит о буме на рынке труда. Развитие медицины и новых сельскохозяйственных технологий высвободило часть людей, ставших миссионерами и конкистадорами, подчиняющими еще большее количество людей.
Человек в эту эпоху - основное сокровище; без него ни кофе не вырастить, ни коку не собрать. Работорговля, по сути, отрыжка этой эпохи, и не исключено, что именно в момент христианизации возникло крепостное право.

Вся вторая половина 19-го века - это безудержный рост потребности в трудовых ресурсах. Именно в этом корни уничтожения института феодализма (собака на сене) и отмены крепости. Человек был слишком нужен рынку, слишком ценен.

К началу 20 века феодализм был уничтожен, мир поделен, и людей вдруг стало больше, чем необходимо. Причем, существенно больше. Здесь и появились две вещи:
а) крупные государственные проекты (армия, дороги, университеты и т.д.)
б) неизбежность крупных войн.
Людей тупо некуда было девать.

Именно здесь рождаются две фатальные идеологии:
а) ницшеанство - как выражение полного отрыва власти от собственно человека;
б) мальтузианство - как попытка сделать человека менее ценным, чем изготовленный им продукт.
Именно в этот момент появилась идея о Сверхчеловеке, имеющем право на сколь угодно массовые убийства - просто в силу того, что у него есть возможность это сделать.

Насколько фальшивы обе идеи, видно из двух фактов:
а) страны угробившие на войне до 10-15 % населения и до 30-40 % материальных ресурсов уже через 5 лет отстроились, а через 10 лет вышли в космос. То есть, Мальтус не просто неправ, - он избрал в точности противоположное направление.
б) статистика ясно показала, что Сверхчеловеческое состояние духа может поддерживать в себе лишь полуживотное. Обычные ветераны после всего пережитого упорно спиваются или кончают с собой. Человек - не хорек в курятнике, и даром ему беспредел не дается.

Сегодня мы никак не можем перейти в следующую фазу.
Ницшеанство и Мальтузианство - в качестве реликта - все еще царят в государственных головах. Собственно весь "китайский" проект нацелен на сокращение значения трудовых ресурсов. Сначала опустят оставшийся без работы Белый мир, а затем уничтожат накачанный амбициями Китай, скорее всего, в паре с исламским миром либо Индией.
Почему так?
а) высокопоставленные ницшеанцы неисправимы. Если они поймут, что могут обойтись десятком заводов-автоматов, они уничтожат всех, кто эти заводы не обслуживает. Мешает одно - взаимная конкуренция кланов. Тем не менее, массовые противозачаточные прививки под видом противостолбнячных уже опробованы, то есть, как минимум, Никарагуа и Филиппины кланы уже договорились списать.
б) управляющая система не может быть проще управляемой; она тупо теряет контроль. Способ сохранить влияние у нее один: гасить контролируемых.

Ясно, что это путь в никуда.
Полтора миллиона 13-летних хакеров априори быстрее полутора десятков спецотделов, но главное: эти хакеры все время рождают новые идеи, а с идеями бороться невозможно. И это происходит повсеместно - от ГМО до спам-технологий.
И главное:
а) человеческий мир не перестанет усложняться, даже если ницшеанцы в правительственных креслах уничтожат 90 % населения.
б) УПРАВЛЯТЬ человеком может только человек. Если ницшеанец не справляется. его сменит кто-то другой. А ницшеанец не справляется.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments