chispa1707 (chispa1707) wrote,
chispa1707
chispa1707

Categories:

Город Вятка

Евг. Харин, народный историк

http://www.nabludatel.ru/new/2014/09/05/gorod-vyatka/

В летописях 15 века упоминаются только три города на Вятке: Хлынов, Котельнич и Орлов. Однако полностью доверять этим сообщениям нельзя. Дело в том, что в середине 15 века летописание на территории русских земель прекратилось. Почти все местные летописи вместе с трофеями были свезены в Москву, где на их основе в 16-17 веках стали сотавлять промосковские летописные своды. На сегодняшний день известна только одна уцелевшая от середины 15 века рукопись — Рогожский летописец. В ней много оригинального, правда, она заканчивается 1418 годом. Историками на основании сохранившихся в некоторых летописях отрывков были реконструироованы два независимых от Москвы (избежавших цензурной правки) летописных свода — условные названия «Севернорусский» и «Независимый». Нужно отметить, что это всего лишь собрание отрывков, особо жареное явно отсутствует, особенно, если учесть, что работы велись в Советское время. Но, вот, что в них сказано о Вятке.

Северорусский летописный свод (1425-1472): http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=5067

«В лъто 6966 (1458)… князь велики посылалъ на Вятку (князей) Ряпаловьских, и Григорей Перфушков у вятчан посулы поимал, да имъ норовил, ини Вяткы не взяли.

В лъто 6967… князь велики, слышавъ, что Григоре Перхушковъ вятчаномъ норовил, и повелъ его изымати, и вести в Муромъ, и посадити в желъза, а на Вятку послалъ в свое мъсто (наместником) князя Ивана Юрьевичя, а с нимъ воеводы свои и дворъ с нимъ свой весь (отборная часть великокняжеского войска). Он же, шед, городы поималъ Орловъ да Котельничь, а под Хилинымъ стоялъ долго, бьяся на всякъ день; вятчяне же, видяще себе побъждаемы всегда, и добиша челом князю Иоану на всей его воли, чего хотълъ государь князь велики».

Независимый летописный свод 1480-х годов (Дмитровский?):

«Въ лъто 6966… князь великий Василей Василиевичь рать свою послалъ на Вятку, а воевода у них князь Иванъ Васильевичь Горбатой да князь Иванъ Ряполовъской. И не успъша ничтоже: у вятчанъ посулы поимали да им норовили, и ни Вятьки и не взяли, и възвратишася».

Таким образом, в достоверной летописи имеем ХИЛИН, а не Хлынов. В походе 1458г. этот город не был взят, москвичи для устрашения пограбили соседние с ним небольшие городки и за свой уход восвояси получили откуп. Учитывая, что главный город на Вятке казанские и булгарские источники называют Колын, а также наличие в описях 17 века вятской фамилии Колинин, более правильное имя города — Колин, оно явно связано с общеславянскими словами Кол, Колун, Клин. В Чехии есть город Колин, известен с 12 века как Колония Нова. Он был одно время столицей. В Германии город Кёльн зовут также Колон (Cöln или Köln, Cologne, Colonia Agrippina во времена Рима). Кёлном также звали предшественника Берлина в 13 веке. Просматривается также связь с геродотовским городом Гелон и вятским гидронимом Холун. Можно видеть, что в древности слова данного звучания означали «колония», то есть, поселение из прибывших со стороны, клином врезавшихся в аборигенное население. Данный смысл очень подходит к средней Вятке, где территория расселения европейцев со времен Ананьинской культуры была окружена племенами азиатского происхождения.

В договорной грамоте Новгорода с Тверским князем Ярославом Ярославичем 1264 года перечислены северные волости Новгорода: Бежичь, Городец, Мельча, Шипино, Егна, Вологда, Заволоцье (Сев. Двина), Коло Перемъ, Тре (Кольский п-ов), Перем, Югра и Печора. Север Вятки, примыкающий к Перми, под которой в то время понимался бассейн р. Вычегды, мог временами входить в Новгородские владения.

Из булгарской хроники Джагфар Тарихы следует, что в конце 13 века Новгород претендовал на северо-западную часть Вятки, но, в конце-концов, вынужден был признать её самостоятельность. Вероятно, найденные на городищах в устье Моломы характерные для Новгорода вислые печати 13-14 в., остались от этого периода времени.

Вернёмся к ситуации на Вятке в первые десятилетия после монгольского завоевания. Цитата из 2 т. (стр. 226-27) булгарской хроники Джагфар Тарихи (комментарии мои):

«А теперь расскажу о прекращении разбоев другой шайки — галиджийцев или ушкуйников… В 1278 году хан Манкай (Мунке) велел галиджийцам (новгородцам) захватить северные земли Булгара в обмен на утроение ими кыпчакской дани. Тогда галиджийцы, пользуясь тяжкими бедствиями, обрушившимися на Державу нашу, а также переселением в Галидж с других русских земель 500 тысяч ульчийцев (славян), захватили западную часть провинции Бийсу (Сев. Двина, Заволочье) и воздвигли там свои остроги. Опираясь на эти разбойничьи гнезда, галиджийцы стали врываться и в другие области Булгарского Севера (Печора, Югра и Пермь).

Для лучшего противодействия вражеским захватам эмиру Галимбеку пришлось образовать новую провинцию из южных земель Бийсу (Вису) — Нукрат (Вятка) с центром в Колын-Кале. Улугбекскую (губернаторскую) власть в ее западной части — с самим Колыном — эмир передал в руки потомков Садыка (новгородского купца Садко) и его булгарских ульчийцев (славян), иначе бы Манкай силой заставил Державу (Булгарию) передать Нукрат русским. Галиджийцы пожаловались хану на это, утверждая, что эмир надул его. Однако когда ханский посол-христианин проехал в Колын, то город встретил его колокольным звоном и хлебом-солью сына Садыка Ар-Буги — почтенного белобородого старца с крестом на шее, храбро совравшего прямо в лицо Татарину о его полной независимости от Булгара. Галиджийские доносители были обвинены во лжи и казнены к удовольствию Ар-Буги, ибо они были его личными врагами и в 1278 году отбили у него Джукетун (Устюг), присоединенный к Державе в 1237 году. Правда, посол возложил на Колын дань, как будто на отдельное владение, но она не была очень уж велика и обременительна для нукратцев, ибо эмир уменьшил на ее размер дань Колына Булгару. На самом деле тюрэ Колына продолжали подчиняться булгарскому улугбеку Нукрата, сидевшему в Ар-Балике (Арский городок в Казанском ханстве), но назначались самими эмирами…».

Булгарские правители после монгольского завоевания стали именоваться эмирами, т. е. были назначаемыми, как и великие князья Владимирские. Как видим, булгары и новгородцы продолжали спорить за северные территории, используя для этого Ордынцев. Отрывок подтверждает предположение, что Вятская часть Перми в 13в. была владением Новгорода, но к 14 веку он ее потерял. Обратим внимание, что спор шел о «западной части» Нукрата — очевидно, территории вдоль Моломы, в устье которой и был город Колын-Вятка. Низовье Нукрата-Вятки входило в Арскую даругу, Ар-балик — город Арск-Арча на р.Казанке. Просматривается связь Вятки в домонгольском прошлом с булгарами, артефакты присутствия которых встречаются на городищах в устье Моломы.

Предположение о делении Вятской земли на две или три волости помимо археологиии подтверждается тем фактом, что в «Списке городов русских» упомянут только один город Вятка, тогда как на период составления списка (1375-1381) у нас по археологии было уже несколько достаточно заметных городов. Под Вяткой в данном случае нужно понимать город в устье Моломы, временами принадлежавший Новгороду. Остальные вятские города не попали в список по причине их неподчинения Новгороду (список составлялся для фискальных целей, сбора дани с русских владений Орды). Нельзя исключить, что попадание Вятки в этот список связано с рейдом ушкуйников в 1374 году и последующее возвращение их «к Вятце». Столкновения коренных вятчан и пришлых ушкуйников продолжались еще долго.

Аргументов в пользу существования в устье Моломы города Вятка достаточно. Это, прежде всего, стратегическое расположение на важном торговом и военном сухопутно-речном пути между Булгаром и Устюгом, с 14 века здесь же проходил путь из Москвы в Булгарию и Казань. В устье Моломы есть Шабалинское городище 12-15 веков, которое являлось на тот период самым крупным ограждённым поселением в нашем крае — около 3 га (плюс, посад — Шабалинское селище). Городише имеет характерную особенность: земляные укрепления (вал) имелись только с северной стороны; с востока, юга и юго-запада — достаточно крутой склон к реке и оврагу; а вот с запада никаких естественных или искусственных препятствий нет. (Разумеется, город с этой стороны прикрывал деревянный забор-острог или приставленные вплотную друг к другу глухие снаружи без окон срубные строения.) В прошлом историки, исходя из этого факта, предполагали даже, что это был недостроенный город.

В ДТ упоминается такой незащищенный с одной стороны городок новгородцев (балик Нукрат), расположенный рядом с булгарской крепостью Колын. Объяснение такое: булгары не вполне доверяли сотрудничавшим с ними новгородцам, а потому не разрешали им строить полноценную крепость. В случае большой опасности купцы-новгородцы успевали перебраться под защиту стен Колына.

Цитата из ДТ: «Зимой 1150 года они выступили вдвоем во главе курсыбая (постоянное войско булгарского кана) и ак-чирмышей (черемисское ополчение) на Тунай (Северные территории), где заложили новый центр Бийсу — город Колын возле балика Нукрат на Нукрат-су». Нукрат-су (Вятка река), — буквально, «Новгородская река», поэтому Нукрат — «Новгород». По аналогии с названием реки русские называли его Вяткой. Итак, булгары для удержания своих позиций на севере построили крепость в устье Моломы рядом с новгородским поселением. Так появилось соседнее с Шабалинским Ковровское городище.

Город в устье Моломы в 14-15 веках часто переходил из рук в руки, его захватывали и новгородцы, и ушкуйники, и булгары, и казанцы, и Москва, и Тохтамыш. Всё это в конечном счете привело к его упадку и появлению новой крепости Котельнич (а позже и Хлынов), но жизнь города Колин — Вятка продолжалась до начала 16в. На момент взятия Вятской волости Москвой и первой переписи населения существовали оба городка, что отразилось в появлении двух фамилий — Колинин и Котелнин. Первый имел внешнее название «Вятка», отсюда известная фраза из Книги Большому Чертежу: «а выше Котельнича город Вятка».

Историки никак не объясняют одновременное существование двух близлежащих разделенных оврагом городищ 12-15 веков в устье Моломы (Шабалинского и Ковровского). Однако это типичная пограничная обстановка: южная крепость — булгарская, северная — скандинаво-новгородская. Торговые связи с Новгородом и Скандинавией в 12 веке (и ранее) по Джагфар Тарихы осуществляли купцы Нукрата (в том числе, живший здесь легендарный Садко-Садык). В устье Моломы шла перегрузка товаров с больших речных кораблей, приходивших с Волги, в лёгкие суда северян, пригодные для дальнейшего плавания по мелководным Моломе и Югу. Разумеется, поток товаров шёл и в обратном направлении.

А вот последние отрывки о Вятке в Булгарской хронике. ‘В том же 1487 году Мохаммед-Амин привел к Казани 120-тысячное московское войско, которое Балынец дал в обмен на согласие Бураша уступить Москве Колынский округ Нукрата (из дальнешего видно, что Казани отходил юг Вятского региона)… Когда русские подошли к Колыну, то обнаружили среди защитников города Урака с пятью сотнями его казаков и грамотой Мохаммед-Амина на защиту этой булгарской крепости. К сожалению, колынцы быстро изнемогли, перессорились и, поверив лживым обещаниям русских не трогать города в случае высылки Урака, заставили его покинуть крепость. Урак выехал из города со снохой Ганикея Марьям и 200 жителей, пожелавших остаться под властью Булгара. Когда русский воевода попытался преградить ему путь с требованием отдать колынцев, Урак плюнул ему прямо на бороду. Балынец молча утерся и убрался с дороги. Бек беспрепятственно вернулся в свой Шаймардан, а большинство колынцев поселил в Урджуме и Малмыше. Они строили ему отличные корабли и отливали небольшие пушки. Через них же он выправил нарушенную было тайную торговлю железом и порохом с Джукетуном (Устюгом) через Колын, московские воеводы которого были куплены очень легко и дешево. Марьям же с сыном Паном приютил сын пушечного мастера Мамли-Булата Биктимер. У него и Марьям были и общие дети: сын Будиш и дочь Нафиса’. —-

Из отрывка можно понять, что под Колыном имеется в виду Ковровское городище: только через него проходит прямая дорога от Устюга на Уржумом, Малмыш и Казань. К концу 15 века старый Колын (Ковровское и Шабалинское городища) потерял значение вследствие появления более мощной Котельничской крепости, но оставался заселён до середины 16 века. Только строительство нового города Хлынова привело к его окончательному запустению. Заметим, что взятие Колына отнесено к 1487г., в наши летописи оно не попало, так как было относительно мирное и повторное после взятия города в 1459г. Тогда как события Вятского взятия 1489г. описаны относительно подробно, что не удивительно, так как они относятся уже к другому вятскому городу — Микулицыну — центру Слободской волости.

1067

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments