Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Веселый

Классика жанра

Франко-испанским договором от 7 ноября 1659 года северо-каталонские районы Руссильон, Баляспи, Кунфлен, Капси и Альта-Серданья были переданы Франции.
Любопытно, что испанский король официально не уведомил об этом каталонские власти до 1702 года.

То есть, целых 43 года суды, инквизиторы, епископаты, а главное, налоговые службы Каталонии жили в иллюзорном мире.
Веселый

"Однофамильцы" Миллер, Байер, Эмин и т.д.

МОЙ КОММЕНТАРИЙ: точно такие же серии "однофамильцев" есть и среди революционеров и генералов Наполеона в 1789 и 1871 годах.
А есть еще и два Магницких, и два Ньютона... Может, и однофамильцы... но уж очень их плотность на кв. см. истории велика.

Оригинал взят у bskamalov в Когда тварили "дгевнюю" историю Миллер, Байер, Эмин и т.д. ? В сер. - кон. 19 века ?
В 1881 году собрался сходняк аркеологистов и соверщенно случайно основные действующие лица там "ветхозаветные" МИЛЛЕР, ЭМИН, БАЙЕР и еще не могут договриться кем считать всяких ГУННОВ - СКИФОВ, то ли это славяне, а то ли турки, а может быть и готы.

Вот фотка этой кодлы и МОРОЗОВ там же, то есть он был в курсах как реально тварилась "дгевняя" история и не просто так писал впереди Фоменков всех :
Collapse )
А вот это ЭМИН уже в 18 веке со своей версией "дгевней" истории :

Федоръ Эминъ "Россiйская исторiя жизни всехъ древнихъ" 1767-1769
Collapse )

Михаилъ Щербатовъ "Исторiя россiйская отъ древнейшихъ времянъ" 1770-1791

Collapse )

Когда тогда были написаны эти книги - критики :

Николай Савельевъ-Ростиславичъ "Славянскiй сборникъ" 1845

Collapse )
Федоръ Морошкинъ "Историко-критическiя исследованiя о руссахъ и славянахъ" 1842
Collapse )
Михаилъ Сухомлиновъ "О языкознанiи въ древней Россiи" 1854
Collapse )
Веселый

Модель

Лучшая модель общества - класс или двор, прежде всего, потому, что дети рефлекторно вопроизводят основные человеческие инстинкты - почти без поправок на писаные уставы.
Когда появляется лидер, он автоматически получает эти самые 85 % поддержки. Оставшиеся 15 % рассчитывают на лидерство (возможно, подсознательно), а потому оставляют себе место для маневра, но вот 85 % лидер получит всегда.

Двухпартийная система ситуации не меняет. Общество априори считается расколотым (то есть, раскол разрешен и неопасен, что бывает и в классах), но в каждой фракции мы увидим те же самые 85 % поддержки лидера фракции и 15 % оставляющих себе место для маневра.

Вспомните круговую поруку, образующуюся вокруг лидера - даже в момент совершения формально противправных действий. Чтобы сломать эту поруку, необходимо вмешательство непреодолимой силы, например, уголовного преследования. Как правило, преданными лидеру остаются немногие - совсем немногие.

Достаточно важно, что на серьезном переломе никакого снисхождения эти 85 % от своего лидера не дожидаются; их преданность используется на всю катушку; все они - реальный расходный материал.

Единственно важная вещь, на деле, интеллект и неотмороженность лидера. Это нечасто бывает, но бывает. Игрища тогда, в принципе, те же, но они не так жестоки и безнадежны. Ну. и подчиняться этичному умнице приятнее - отторжения нет.

Поясню на простом примере: если игра красивая, достойная, то дать хороший пас (то есть, сыграть не первую роль) - это событие, которое приятно помнить. Это хорошее подкрепление для продолжения коллективных игр. Но только если игра в целом красивая и достойная. Если этого нет, - любое воспоминание травмирует, а команда сама собой начинает распадаться - в политике тоже.
Веселый

Сёрфинг (аллегория)

Мир куда-то движется. Те, у кого по роду деятельности есть информация о том, куда он движется (разного рода Соросы), подобны сёрфингистам, ловящим волну. Уникальный угол, который они выдерживают, позволяет использовать энергию развития на себя и все время оставаться на вершине. Стоит изменить угол, и жизнь превращается в борьбу с перепадами вверх-вниз, а у кого-то и на борьбу шансов нет - их болтает безо всякой возможности хоть что-то изменить.

Война это результат неверно выбранного угла, под которым общество входит в волну, и это всегда проигрыш. Ведали бы истину, шли бы по жизни как по маслу.
Веселый

Характер первой торговли

Начальная фаза торговли тщательно зафиксирована этнографами. Два племени, желающие поменять, скажем, рыбу на попугайские перья, поочередно приносят на границу владений тот излишек, которым располагают. Дистанция строго соблюдается - во избежание конфликта. Приходящий вторым кладет напротив чужой кучки столько своего, сколько считает справедливым, забирает чужое и уходит. Если первые довольны, обмен повторится. Если недовольны, эта проба становится неудачей, и обмены прекращаются, - пока снова не припрет. Так же поначалу менялись и с европейцами.

Меняются только чужаки, просто потому, что внутри союза племен обычно одинаковый уклад и необычного товара на обмен друг с другом просто нет. В том случае, если какое-то племя найдет нечто уникальное (например, соленое озеро), соль внутри союза поступает в общий котел, а вне - начинает выполнять роль товара на обмен. То есть, опять-таки - меняются на этой стадии торговли только чужаки.

Обмен рано или поздно становится нормой, и тогда устанавливаются взаимно приемлемые эквиваленты. Если какое-то племя или союз племен отыскал нечто уникальное или у него стабильно есть то, чего нет у соседей, обмен становится самостоятельной отраслью хозяйства. Наилучший товар - не еда. Причина проста: если племя не может себя обеспечить едой самостоятельно, оно просто вымирает и выпадает из обменного процесса. Плюс, племена не склонны добывать еды больше, чем надо, - это опасно для выживания. А вот заготовка соли, попугайских перьев и нефрита, изготовление тканей и примитичных красителей на выживание никак не влияет, а необходимо всем.

Как только заготовка товара на обмен становится нормой, появляется стабильный товарный излишек, и племя договаривается о праве на проход через чужие территории специально для торговли. И как только это право получено, происходит первая социальная революция - возникает каста торговцев; семьи, живущие не производством, а обменом.

ОБЩЕЕ У ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ И ТОРГОВЦЕВ
Общее - родоплеменной уклад, табуирующий для члена касты все иные занятия. Рыбак не станет рыбу солить, на это есть женщины, принадлежащие другой фратрии, для которой это занятие не запрещено обычаем. Солильщик не пойдет на рыбалку, иначе он может прозевать момент, и рыба подтухнет. И ни тот, ни другой не могут отправиться торговать рыбой - других дел полно. Перед нами первое и неизбежное разделение труда, и это разделение взаимно табуируется. Именно поэтому конкуренции нет - ни в рыбной ловле, ни в засолке, ни в торговле. Это отсутствие конкуренции принципиально и неотменимо.

ТО, ЧТО ОТЛИЧАЕТ ТОРГОВЦЕВ
У производителя ареал приложения труда очерчен племенными границами, а у торговца ареал сразу же не ограничен ничем. Да, торговец крепко рискует, но это на порядок большие возможности для приложения труда.
Производитель видит лишь тот набор возможностей, что есть в его ареале, и если здесь меди нет, то и представления о металлургии не возникает. Торговец видит на порядок большее разнообразие технологий.
Поскольку конкуренции нет, обменный эквивалент монопольно устанавливает торговец. Производитель имеет право не согласиться, но тогда торговец переместится на день пути дальше и поменяется с кем-то другим, а вот наоборот не бывает.
Именно торговец выстраивает первые международные отношения на рабочей основе. Племя-производитель очень редко выходит на переговорные процессы, обычно в случаях конфликта, а для торговца они становятся нормой быта.
Трудные годы крайне редко накрывают всех и сразу: если у охотников голод, то у рыбаков, скорее всего, все будет тики-так. Ясно, что эквиваленты меняются, но рулят этиими переменами именно торговцы.
Производитель, как правило, не создает товарных излишков - только те, которые гарантированно готов у него взять торговец. А вот торговца излишки не тяготят, а напротив - помогают; именно торговец - первый, кто начинает планировать будущее.
Производитель живет среди своих, а торговец - среди чужих, вынужденно формируя качественно иной уклад жизни - факториями, приспосабливаясь к иным языкам, иным понятиям, иным ценностям, иному быту.
Породнение с чужими племенами впервые возникает именно в касте торговцев, и именно эта каста впервые начинает оперировать династическими понятиями не в рамках племени, а в рамках реальных международных отношений

Хочу подчеркнуть, все это возникает сразу, на самом примитивном уровне обмена - задолго до появления первых признаков государственности. Более того, это возникает повсеместно, и те регионы, где каста торговцев появилась раньше, и стали задавать тон всем остальным. Хороший пример автохтонной касты торговцев - узбекские торговцы. Об этом не особо пишут, но надо понимать, что 95 % узбеков - потомственные дехкане, то есть, НЕ торговцы, а потому считать всю нацию склонной к торговле некорректно. Склонны к торговле именно те семьи, в которых торговля успела закрепиться в качестве традиции.
Веселый

Любимое :)

Однажды кто-то сказал Чаку Норрису, что удар ногой с разворота - не лучший способ бить ногой. Историки утверждают, что это была самая страшная ошибка в истории человечества.

chak-noris